http://forumfiles.ru/files/000d/29/56/61720.css
http://forumfiles.ru/files/000d/29/56/54848.css

ФРПГ "Трион"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ФРПГ "Трион" » Сюжетные эпизоды » "Проклятый колокол" [Орфен]


"Проклятый колокол" [Орфен]

Сообщений 1 страница 30 из 30

1

От автора: После очередного выступления, к Орфену подошел заметно нервничающий мужчина, в котором артист узнал подмастерье местного лекаря, Ригана - парень доставлял зелья, порошки и настойки в близлежащие поселения, торговал травами, промышлял собирательством и слыл неплохим зельеваром. Окромя этого, что было известно лишь в очень узких кругах, курьер прикармливался, толкая из под прилавка незаконные вещества и занимаясь контрабандой. Орфен об этом знал, а ещё знал, что парень варит неплохие яды - и потому очень удивился, когда разговор пошел в другое русло.
Дело было в жене контрабандиста. Женщину поразила какая-то аномальная хвороба, подавить или ослабить которую не смогли ни настойки с зельями самого Ригана, ни способности его мастера. Мужчина опасался, что болезнь имеет магическое начало и является проклятием. Он поведал Орфену, что его жена обладает редким даром и может читать чужие сны, но уже более двух недель её сводит с ума звон колокола, от которого здоровье женщины увядает на глазах: она слабеет и большую часть времени находится в бреду, не узнаёт собственных детей, мужа, и несёт полную бессмыслицу, будто разговаривая с невидимым духом на вымышленном языке. Опасения Ригана касались Пустоты, и, к сожалению, не были беспочвенны. Орфен посочувствовал несчастью зельевара, но недоумевал, чем он может помочь.
Какого же было его удивление, когда Риган пожал плечами и ответил, что это была не его идея. В короткий миг, когда  рассудок его жены прояснился, она попросила разыскать его, Орфена, наведавшегося в город фокусника, и убедить артиста отправиться к ним домой, чтобы повидаться с нею. Заинтересовавшись её даром и её выбором, Орфен, к огромному облегчению Ригана, согласился.

Домом Ригану и его семье служила небольшая двухэтажная пристройка к лавке лекаря, имеющая отдельный выход и небольшой дворик, в котором травник заботливо выращивал некоторые виды не особо прихотливых растений. Детям не было никакого интереса проводить время внутри дворика, когда за его пределами было столько интересных мест для игр. Не до развлечений было лишь детям травника: не по годам разумная Алета следила за хозяйством и ухаживала за больной матерью, в то время как Эммет подменял отца на работе, доставляя целебные препараты клиентам лекаря на дом. Пригласив Орфена зайти внутрь, курьер поторопился отлучиться в лавку, пообещав скоро вернуться.
Оказавшись внутри, маг почувствовал приятный, щекочущий обоняние пряный запах трав - характерная черта лачуг всех на свете травников. Вот только дом пусть и не был богато обустроен изысканной мебелью и украшен дорогими тканями, но и лачугой никак не являлся - в нём чувствовалась и практичность хозяина, и заботливое прикосновение женской руки. Более того, сейчас он был чист, как никогда - ни пылинки, ни паутины на потолке - Алета прибиралась столь добросовестно, будто искренне верила, что от этого зависит здоровье её матери.
Ислин прибывала во сне, когда маг вошел в комнату. Небольшая, залитая солнцем спальня располагалась на втором этаже, и кроме широкой двухместной кровати, плотянного шкафа и большого прикроватного сундука, на котором стоял поднос с кружкой сока и фруктами, в ней ничего не было. Усилившийся запах трав говорил о том, что мужчина не оставил попытки  побороть недуг собственными усилиями, но судя по услышанному и виду больной, Орфен сильно сомневался в том, что мужчина добьётся положительного результата. Глубокие тени легли под глазами женщины, кожа была столь бледной, что просвечивалась сетка сосудов. В неспокойном дыхании чувствовалась боль, веки подрагивали. В один момент, губы задрожали и раздался какой-то невнятный шепот...
- Ой-ей, это она часто делает.
В дверном проёме стояла Алета, скрестив руки на груди. На вид, девочке едва можно было б дать больше десяти.
- Но разобрать всё равно не выйдет, я пыталась, таких слов не бывает. Ну, не в нашем языке, это уж точно... А вы б попробовали, может, поумнее меня будете.

+1

2

Пока Орфен и Риган еще шли к месту назначения, у мага было время подумать о столь необычном заказе. Нет, случалось, что ему и раньше предлагали какие-то поручения, не связанные с его основной артистической деятельностью, но большая часть из них была из разряда "А скажите, и в магазине можно так же стенку приподнять?". И далеко не всегда Орфен отказывался.
Но этот случай был явно из ряда вон. Какие-то таинственные видения, главным героем которых был сам Орфен... да и сам дар чтения снов не мог не заинтересовать практикующего менталиста.
За такими размышлениями, да за подробными расспросами они и дошли до цели. Жилище в принципе не вызывало никаких эмоций. Обычная пристройка, без каких либо заскоков и глобальных возмущений в магическом плане. Ничего интересного не было и в женщине, лежащей на кровати, к которой проводили Орфена. Конечно если не знать подробностей. Но Орфен-то знал. И у него уже созрел кое-какой план.
Иллюзионист еще на входе предупредил Ригана, что во время "общения" с его женой магу будет нужен полный покой и уединение, мол иначе он ни за что не ручается. И сейчас то же самое повторил девочке.
- ...А вы б попробовали, может, поумнее меня будете.
- Обычные методы уже не сработали. - Орфен слегка поморщился. Нет, он не то чтобы не любил детей: в конце концов семьи с детями составляли большую часть его аудитории, но... Дети порой слишком любопытны и непредсказуемы, и как иллюзиониста его это временами бесило. - Будем действовать магией.
Орфен картинно повел рукой, и вокруг кровати появились зажженные свечи и рунические письмена (которые маг только что придумал сам)
- Так что выйди, запри дверь и проследи, чтобы мне никто не мешал по крайней мере в течение часа. А я попробую узнать, что здесь происходит.
Дождавшись, пока его указания будут исполнены, парень аккуратно подошел к кровати и сел около нее прямо на пол спиной к двери. Нужное заклинание было уже готово.
Заклятие Иллюзорной Тюрьмы. Вершина менталистики. По крайней мере одна из вершин, о которых знал иллюзионист. Оно позволяет войти непосредственно в человеческое сознание. Орфен слышал, что сноходцы также могут погрузить себя в сознание спящего человека, видя его сны, считывая мысли и желания... Но Иллюзорная Тюрьма работала гораздо лучше. Заклинатель погружался уже не как гость, но как полновластный хозяин над всем, что творится в голове жертвы.
Именно таким хозяином и вошел сейчас Орфен в мозг Ислин, с упоением ощущая полную власть над законами этого "мира". Здесь даже время текло по-другому. Едва ли в реальности прошла хотя бы секунда, а маг уже освоился, создав копию комнаты в которой они сейчас находились.
- Здравствуй, Ислин. Ты звала меня?

+1

3

Женщина открыла глаза. Какое-то время она лишь наблюдала, осознавая себя в новом пространстве, в мире, созданном магией Орфена, так точно повторяющем её собственный. Её взгляд устремился к окну, и Орфену стало вдруг интересно, о чем она сейчас думает - быть может, озадачена тем, сколь точно он повторил открывающийся из окна вид. А может, и не подозревает о том, что умирает в своей постели, пока сознание оплетено его чарами.
- Я ждала тебя, - раздался её мягкий, спокойный голос. Она смотрела на Орфена своим осмысленным, ясным взглядом васильковых глаз, а в уголке её рта закралась улыбка. Она протянула руку, желая прикоснуться к его лицу, но в последний миг остановилась. Осматривая собственную ладонь, она задумчиво что-то прошептала, слишком тихо, чтобы он смог расслышать.
- Я должна показать тебе кое-что, - сказала она серьёзно, и её взгляд стал тревожным, - но отсюда нет выхода. - Осматривая комнату, Ислин становилась тревожнее с каждым мгновением. - Почему отсюда нет выхода, Орфен?

0

4

- А у тебя ведь действительно потрясающий дар, - успокаивающе улыбнулся Орфен. - Я бы дорого дал, чтобы побольше узнать о нем... Но сейчас не об этом. Видишь ли, твое тело сейчас эээ... не в лучше форме. Ты почти не просыпаешься, не узнаешь родных, поэтому я и привел тебя сюда. Это мой мир, и здесь нашему разговору никто и ничто не помешает.
В доказательство Орфен развел руками и по всему полу начали прорастать прекрасные цветы, а комната наполнилась душистым ароматом... Иллюзионист был несколько удивлен, насколько легко женщина поняла, что перед ней не настоящая реальность. Видимо она была крепко связана с какими-то силами, воссоздать которые Орфену неподвластно.
- Но, впрочем, это все лирика, - маг хлопнул в ладоши и комната вернулась к прежнему состоянию. - Я здесь, чтобы узнать, что с тобой произошло, и зачем ты искала меня. Сейчас тебе доступны только слова, но я могу воплотить их в изображение, если ты направишь меня. Я внимательно слушаю.
Орфен поудобнее уселся, готовый, если понадобится,  сопроводить слова Ислин иллюстрациями.

Отредактировано Орфен (21-07-2016 02:20:19)

+1

5

Девушка отчаянно замотало головой, от чего её песочного оттенка густые локоны взметнулись и опали на сутулые плечи. Широко открытые голубые глаза, придававшие ей по умолчанию удивлённый и несколько взбудораженный вид, пристально смотрели на мага, и в них читалось искреннее желание, чтоб он понял.
- Ты должен пойти со мной, Орфен... Ты должен увидеть своими глазами! У меня нет слов! У меня нет слов!
Даже здесь, она определенно была не в себе и не могла выражаться яснее. Вызвано это могло быть множеством причин, не последней из которых Орфен бы назвал повреждением мозга. Её беспокойство усиливалось, и маг вдруг почувствовал, как созданная им связь начала ослабевать. Это проявлялось в малых деталях: краткие потери контроля над пространством, слуховые и визуальные блики... Что-то отторгало Орфена, и процессу этому сопротивляться было непросто.
- Ты должен выпустить меня, Орфен, - четко расслышал он слова Ислин, - Ты должен пойти за мной... Позволить показать тебе... Многое... Колоколу недолго осталось звонить, Орфен... Ты должен увидеть всё!

0

6

Женщина была явно не в себе. И более того, с каждым ее словом Орфен чувствовал, как по этому миру прокатываются волны. И они действительно были похожи на звон огромного колокола, о котором твердила Ислин.
Хотя может просто воображение разыгралось... - пожал плечами парень.
Но как бы то ни было, удерживать заклинание становилось все труднее. Женщину словно притягивала снаружи какая-то сила, буквально вырывая ее из Иллюзорной Тюрьмы.
- Слушай внимательно, - сказал Орфен уже с трудом удерживая мир от звуковых и визуальных помех. - Сейчас мы выйдем отсюда. Выйдем вместе и я постараюсь максимально уменьшить любые болевые ощущения, любые нервные импульсы, не влияющие на сознание и передвижение. Тебе есть что сказать перед тем как мы покинем это место?
И, дождавшись пока Ислин замолчит, Орфен отпустил ее.
Реальность, между тем, оставалась все такой же. Даже в иллюзорном мире прошло едва ли больше нескольких минут, а "снаружи" вряд ли минуло и пять секунд. Маг поднялся на ноги, снова начитывая на себя Состояние Творца и внимательно наблюдая за лицом женщины.
В любом случае, я смогу повторить этот трюк с Тюрьмой и еще раз, если потребуется
- Проснись, Ислин... - иллюзионист начал накладывать на женщину обещанные заклинания иллюзии ощущения, призванные нейтрализовать физическую боль. Только для мозга, естественно, телу от этого лучше не станет.

Отредактировано Орфен (23-07-2016 00:15:36)

+1

7

Женщина ничего не сказала, лишь взяла мага за руку прежде, чем иллюзия в её голове растаяла. Покинув её сознание, Орфен какое-то время ощущал в голове что-то, отдаленно напоминающее звон. Или ему так только казалось...
Ислин лежала столь же тревожно, как когда маг увидел её в первый раз. Казалось, ничего не изменилось в её лице. Ставя блоки в её сознании, Орфен параллельно пытался отследить признаки улучшения. Дыхание девушки стало чуточку ровнее, а когда он позвал её, Ислин открыла глаза. Маг вздрогнул: белки были налиты кровью, а зрачки затуманены. Она не выглядела хорошо. Измученно, женщина улыбнулась, протягивая к нему руку:
- Ты готов, Орфен?

0

8

- Да, готов, - ответил маг, протягивая руку и помогая женщине встать. - Хотя я все еще предпочел бы поговорить внутри вашего сознания... Так кажется намного безопаснее для вашего... кхм... физического тела.
Орфен слегка замялся. Ситуация не то чтобы выходила из под контроля, но развивалась явно сложнее, чем он представлял себе изначально. К тому же закрадывались некоторые сомнения...
- К тому же, у меня тут закрадываются некоторые сомнения, - не стал ходить вокруг да около маг. - Вряд ли ваша семья будет очень рада, если я вас выведу из дома в таком... кхм... состоянии. Мои болевые блокировки хоть немного вам помогли?
Нет, можно конечно оставить тут иллюзию, наложить невидимость на нее. Или даже просто отвести ее домочадцам глаза... Но, Творец, о чем она вообще думает желая пилить куда-то в таком состоянии. А ну как она рухнет замертво где-нибудь на людной улице... Конфуз будет, мдам-с

+1

9

Как позже понял Орфен, точкой отсчета было соприкосновение. Когда их руки переплелись, Орфен продолжал говорить и пытался помочь женщине привстать, а между тем, пространство медленно рассыпалось. Он не чувствовал магических импульсов, изменений в энергетическом фоне... Орфен вообще ничего больше не чувствовал, он просто был. Был в неком пространстве, не ощущая ничего, кроме себя самого. Было странно потерять способность измерения времени и не знать, как давно он есть... Даже скорость времени была неизмерима, ибо не было ничего, кроме него самого. И даже его было мало: ни плоти, ни силы, ни чувств, ни способности повлиять на что бы то ни было. Только сознание себя в пустоте. А потом он почувствовал рядом Ислин.
Она взяла его за руку, и Орфен снова смог видеть свою плоть. Он не чувствовал её прикосновения, он знал о нём. Это стало ключевой чертой всего их нового существования, главный закон теперешнего бытия. Он не слышал крик диких чаек, не чувствовал аромата океана и не ощущал солоноватый привкус на губах, когда волна накрыла их с головой. Он знал об этом, а потому ощущал. Он знал, что они стоят на пустынном берегу, по пояс в воде, - он мог разглядеть даже крабов на берегу позади. А где-то впереди, на неизмеримом от них расстоянии (а оно было неизмеримым лишь потому, что Орфен не знал, как далеко она находится), в воздухе над водой висела дверь.
- Мы должны пройти сквозь неё, Орфен, - услышал он внутри себя голос Ислин. Она стояла рядом, и ветер развивал её мокрые волосы. Это не была больная, лишенная жизненных сил Ислин - это была Ислин: её суть, её эссенция, её начало и конец. То же он знал сейчас и о себе самом. Делая шаг навстречу Двери, девушка потянула его за собой.

[Наверное, ближе всего будет аналогия с призраком: ты не можешь влиять на реальность, изменяя её, но можешь взаимодействовать с нею - брызгаться водой, поймать краба и запустить им в Ислин. Твои знания ограничены твоими... знаниями (другими словами, ты не откроешь для себя ничего нового). Твоя магия тебе недоступна - ты просто не ощущаешь себя магом, ты вообще не ощущаешь себя живым - ни сердцебиения, ни ощущения температуры воздуха... Ты знаешь, что вода мокрая, и оттого чувствуешь это. Но не зная, печет ли солнце или падает ли снег, ты не чувствуешь жара или мороза. На небе, кстати говоря, пустота... Окружающий мир ограничивается водными просторами с одной стороны, и холмами с другой. Что до освещения: нейтрально-холодное, будто рассеянный свет. Если я о чем-то забыл сказать или будут вопросы - ты знаешь, куда писать.]

0

10

Орфен ожидал чего угодно, но только не этого. Когда большую часть жизни занимаешься тем, что лезешь людям в голову, обычно даже мысли не допускаешь, что кто-то так же легко сможет забраться в твою. И вот на тебе. Расслабишься на секунду, и вот уже стоишь мокрый по пояс в каком-то на коленке сляпанном мире. Такие вот обычные мысли...
Необычным было то, что и эти мысли свои Орфен, казалось, видел со стороны. Вроде как он знал, что должен так подумать, но от этого реальнее они не ощущались. Да и вообще все окружающее было словно противоположностью Иллюзорной Тюрьме, никакого закоса под реальность. Даже намека на реальность происходящего не было.
Но при этом настолько естественно и правильно...
Наглядная демонстрация различий между иллюзионистами и телепатами...
А между тем вновь объявилась Ислин, добавив неразберихи. Возникало ощущение, как будто учишься жить заново. В своих иллюзиях парень привык к тому, что любое действие, любую картину нужно представить подробно, чтобы она воплотилась в реальность. Тут же действие, казалось, и вовсе опережало мысль. Орфен еще только соображал, как вообще двигаться в мире, где не ощущаешь себя полностью, как понял, что уже на полпути к неведомой двери.
- Так это и есть твой дар? - сказал маг только чтобы не молчать. Дверь уже была совсем рядом. - Довольно жутенько ощущается...

+1

11

- Я редко принимаю гостей,- услышал маг голос Ислин. Пытаясь переставлять ноги, то и дело цепляющиеся за густые водоросли, девушка одной рукой держала подобранное платье на уровне талии, а второй - руку Орфена. Мокрые локоны прилипли к её лицу и груди, глаза были прищурены и внимательно следили за парящей в воздухе дверью.  - Ты никогда не знаешь с этим местом, откуда начнёшь. Тяжелее всего настичь первую дверь...
Орфен внимательно следил за тем, что говорила его спутница, пусть и в немногих её словах он находил смысл. Делая шаг за шагом сквозь бушующую воду, маг начал замечать, что они не столько приближаются к двери, сколько отдаляются от неё, и, похоже, Ислин это тоже поняла, потому что остановилась и крепче сжала его запястье.
- Ты как якорь, Орфен... Из-за тебя мы не можем сдвинуться с места, - бросила она немного раздосадованно. Прежде, чем маг успел возразить или сказать что-то в свою защиту, Ислин без всякого предупреждения опустилась с головой в воду. Побыв там некоторое время, она вынырнула и, снимая с длинного локона краба, снова обратилась к магу: - Возможно, раз ты не можешь идти, нам стоит попробовать плыть. Не отставай...
Погрузившись под воду, Орфен обнаружил, что дно было усеяно человеческими костями и стрелами - они, а не водоросли цепляли платье Ислин и мешали им продвигаться. Объеденные крабами останки, лишенные посмертного упокоения, вселяли своим жутким видом страх. Стараясь не упускать из виду своего проводника, маг устремился следом, но неожиданно почувствовал легшую на шею костяную длань. Выпустив огромный пузырь воздуха, Орфен стал бороться, пытаясь высвободиться - но тщетно; он чувствовал, как множество рук тянут его на дно...
Открыв глаза, мужчина обнаружил себя лежащим на холодном камне, в кромешной тьме, и лишь одинокий фонарь, который держала в вытянутой руке девушка, качался над его лицом.
- Мне на мгновение показалось, что ты потерян... - тихо сказала она, но в абсолютной тишине её голос прозвучал весьма внятно. Оглядевшись, Орфен обнаружил лишь укутанную во тьме пустоту со всех сторон, разъеденную хаотично расположенными в пространстве дверьми, и ближе всего была та, к которой они стремились минуту назад.

+1

12

- Готов поспорить, ты говоришь это всем красавчикам, - усмехнулся Орфен, поднимаясь на ноги. Но для такой шутки в голосе парня сейчас не хватало какого-то огонька - он все еще чувствовал у себя на шее мертвецкий захват. От одного только воспоминания иллюзиониста передернуло.
- Я как будто нахожусь в своем собственном кармане несколько лет назад, - Орфен огляделся. - Всюду пустота и дырки. Эх-ма, а судя по твоим словам про "первую дверь", нам по этим дыркам еще и прыгать... Там везде такая же хрень творится или нас ждет и еще что-то похуже? Все-таки в моей иллюзии было поуютнее, не находишь?
Без четких указаний Ислин, маг не решался сделать и шагу. Вот так тыкнешься в темноту и поминай как звали. И найдет потом этот горе-муженек еще один мумифицированный трупешник рядом со своей благоверной... Мысли были невеселыми.

+1

13

- Если бы уют был целью нашего небольшого путешествия, нам бы и моей скромной комнаты не пришлось покидать, той, которую ты так заботливо украсил цветами. Хочешь верь, хочешь нет - я не представляю для себя места уютнее на всём белом свете, - улыбаясь, произнесла Ислин.
Тон сновидицы не побуждал Орфена сомневаться в её искренности. Сосредоточенно оглядываясь по сторонам, она пребывала в поиске продолжения пути. Во всяком случае, так показалось бы со стороны, но для мага все окружающие их двери, на которых женщина останавливала свой изучающий взгляд, были словно из под одной руки. Вглядываясь вдаль, Орфен с удивлением обнаружил, что пространство не статично - мир вокруг прибывал в движении, он беспрестанно менялся.
- Место, в котором мы сейчас находимся, одни называют коридорами, другие - переплетением. Я бы дала им более прозаичное название, чтоб отойти от скучных терминов, которыми оперируют ученые мужья в своих трудах и дебатах: скажем - междумирье. Это не совсем по-научному, ведь мы не находимся между мирами - всё это один и тот же мир, наш мир, в своём многообразии пространств и временных витков. Но я привела тебя сюда не затем, чтобы рассказывать всё это. Я должна передать тебе важные знания о том, что произошло и что произойдёт. Поэтому, мы не могли остаться в твоей иллюзии - эти знания находятся где-то здесь, но только ты способен отыскать путь к ним, судя по всему... - неуверенно закончила она свою мысль, прикусив губу и в очередной раз осматриваясь.
Что-то тревожное было промелькнуло в её взгляде. Может, после всего, что произошло, она начала сомневаться в своих силах и в своём решении? А может в выборе? Сложно было понять что-либо из тех обрывков информации, которыми она желала делиться. Как бы то ни было, когда сновидица продолжила, голос её уже звучал более властно и уверенно:
- Отбрось все лишние мысли, Орфен, - произнесла она, схватив его за рукав, - отбрось и попытайся отыскать путь, выстеленный предначертанными тебе деяниями. Только ты способен почувствовать эти связи... Задай себе нужный вопрос; сконцентрируйся на том, что хочешь узнать - и нужная дверь откроется перед тобой.

0

14

Орфен еще раз окинул взглядом темноту и двери. Никаких видимых подсказок не было. Маг сделал глубокий вздох и закрыл глаза. Если он что и понимал в мирах на грани реальности, так это то, что глаза здесь скорее мешают, чем помогают. Как впрочем и почти все человеческие чувства. У людей просто не развиты в должной степени чувства, с помощью которых можно было бы легко ориентироваться в таких местах.
Другое дело - маги. Но тут даже это не работало, Орфен просто не чувствовал себя магом, а значит не только пространство и материя, но и энергия подчинялись здесь каким-то своим законам.
Сделав еще один вздох, парень сосредоточился на одном единственном, что связывало его с этим местом. На том, что он был уверен связывало с ним Ислин. На том, что смогло пробиться даже сквозь прочные "стены" Иллюзорной Тюрьмы.
Материи больше не было, энергии больше не было. Был только он, тот самый звон колокола, раскаты которого уже успел прочувствовать на себе Орфен.
Маг не пытался определить направление, он даже не пытался услышать и понять. Он просто слушал, потеряв счет времени.

+1

15

И он услышал.
Свежий запах утреннего мороза... И колокольный звон, но не как звук, а как стена, стена чистой энергии... Не стена-ограда, а стена-опора, стена-поддержка... Напевом лились удары колокольного звона, и чувство защиты в груди возрождалось, пробужденное его могучими раскатами множества голосов. И он, Орфен, очутился среди них, среди дюжины бородатых стариков, читающих что могло быть охарактеризовано лишь как... молитва? Или заклинание? Слишком тонкой сейчас казалась грань, чтоб судить наверняка.   
Похоже, не было нужды проходить сквозь дверь, чтоб пройти. сквозь. дверь... Отсутствие логики в законах окружающего пространства, по меньшей мере, обезоруживало. Отсутствие признаков того, что его присутствие кого-то потревожило или хотя бы в меньшей мере обеспокоило, наводило на мысли. Пустота была там, где раньше чувствовалось присутствие Ислин.
Зато другая женщина стояла среди седовласых мужей: худая, со спутанными волосами и бледной кожей, укутанная в мешковину, со свёртком на руках, по трепетному прижиманию к которому несложно было догадаться, что внутри. Два костлявых старика держали её за плечи, костяшки их пальцев побелели от прилагаемых усилий - она вырывалась, кричала, и слёзы текли по её лицу - тщетно. Удерживающие её мужчины торопливо нашептывали какие-то слова, но она лишь отрицательно качала головой и рыдала, и голос её тонул в громких ударах напева остальных. Орфен насчитал семнадцать.
Холм. Круг. Снег. Едкий запах дыма щекочет ноздри... Внизу, за пеленой густого тумана, бушует пламя - маг чувствует, как город горит, а в паузах между ударами до его слуха доносятся едва различимые людские вопли.

[Правила призрака: минимальные взаимодействия с внешним миром, описывать эффект которых буду я - ты описываешь лишь намерение. Остальное всё в твоём распоряжении: мысли, чувства, выводы.]

+1

16

Маг слушал звон, и маг его услышал... И этот звук сейчас казался куда более реальным, чем все что окружало его ранее. Орфен не заметил перехода, но при этом почти физически ощутил его. Почувствовал, как испарилась из "его реальности" Ислин...
Слегка напуганный таким внезапным исчезновением единственного проводника, иллюзионист открыл глаза. То что предстало его глазам казалось вполне земным, но ощущение нереальности не покидало. Нельзя было точно сказать, было ли это прошлое, настоящее или будущее.
"Колоколу недолго осталось звонить" - вдруг всплыли в его памяти слова женщины. Возможно сейчас вокруг него то самое будущее, которое хотела показать ему Ислин. Хотя все еще было не ясно, должен ли Орфен его воплотить, или же помешать ему... Скорее уж помешать, слишком уж нехорошо это смотрелось со стороны.
Вот только где это место? Маг никогда не был здесь прежде, ни единой знакомой детали пейзажа на первый взгляд.
Сейчас предстояло трудное решение: остаться и досмотреть финал этой занимательной сценки или же попробовать осмотреть город - возможно там окажутся какие-то указатели или наводящие вывески...
Но первым делом все-таки стоило осмотреться здесь. Положение солнца, время суток, какие-то примечательные детали или растения: возможно по ним удастся определить хотя бы стороны света...

+1

17

Едва Орфен попытался отвлечься на окружающий мир - картинка переменилась: хор угас. Стало душно, жарко, больше гари в воздухе... Пламя поедало окружающие леса... Перерезанные глотки, отрубленные головы, пронзенные насквозь тела: алое пятно расползалось, пропитывая снег там, где землю устилали тела жестоко умерщвленных стариков. Металлические перчатки сжимали плечи лишенной сознания женщины, свёртка с ребёнком нигде видно не было. Её волокли прочь, бесчувственную, словно соломенную куклу, пока силуэты не растворились в дыму, окутавшем мага со всех сторон... Он начал задыхаться, и уже готов был лишиться сил, когда среди тьмы вырос ещё более тёмный пространственный проём. Вывалившись в коридоры и ещё не успев прийти в себя, Орфен ощутил руки Ислин, крепко схватившие его за ворот:
- Что ты видел?! - нетерпеливо поинтересовалась она, глядя ему в глаза немного безумным взглядом. Такой беспокойной маг её ещё не видел.

+1

18

Вывалившись обратно во тьму, Орфен было попытался закашляться, но тут же осознал, что в легких больше нет дыма (да и есть ли легкие?). Удушье исчезло сразу при пересечении двери. Зато вновь появилась Ислин, и это не могло не радовать.
Маг постарался рассказать женщине все, что он там увидел. Сначала общими словами: старики, женщина, ребенок, молитва, бла-бла-бла, пожар, трупы... Потом еще раз, более подробно вплоть до своих ощущений. Кто знает, что окажется важным.
- Что это вообще было? Я отчетливо слышал колокол, но не видел ничего похожего на колокольню, - задал вопрос Орфен, когда рассказ закончился.

+1

19

- Звон колокола - это не то, чем оно является на самом деле. Это голоса. Я всегда знала об этом. Должно быть, ты видел, как заклинание было сотворено... - Ислин принялась ходить кругами, обдумывая услышанное и рассуждая вслух, - Ты смог вернуться к истоку и отследить корни опутавшего меня заклинания. Но почему это сумел сделать ты? После столь многочисленных моих попыток прийти к началу, которые неизменно с треском проваливались... Почему это видение открылось именно тебе? Как вообще ты сумел пройти сквозь дверь без моей помощи? - Она задумчиво и слегка недоверчиво покосилась на него, будто его внешность была другой. "Её внешность была другой?", промелькнуло у него в голове. - Немыслимо, - произнесла Ислин, качая головой, - но этого мало, вопросов стало лишь больше. Ты увидел как, но не зачем, и мы вряд ли сумеем догадаться, когда... Сфокусируйся, Орфен, я чувствую, как время наступает нам на пятки.

0

20

- Я всю сознательную жизнь работаю с тонкой материей человеческого разума, - пожал плечами иллюзионист. - Видимо, здесь работают какие-то похожие принципы, но я не могу контролировать процесс в достаточной степени. Мы попробуем сделать это по-моему
Орфен взял Ислин за руки. Вся эта чехарда явно крутилась вокруг нее. Ее связь с чем-то затянула их сюда и где-то в ней крылся ответ.
Вот бы еще знать вопрос, на который я ищу ответ
Все еще держа женщину за руки, Орфен вновь закрыл глаза. Нужно было прочувствовать это место, прочувствовать себя и Ислин. Маг представил все это как тонкие золотые нити. Одна нить пронизывала женщину, другая самого иллюзиониста. Они извивались в пустоте, свободно входя в одни двери и выходя из других. Сейчас Орфен искал пересечения. Одно прямо здесь, в настоящем. Другое должно быть за одной из дверей.
Визуализация всегда помогала магу в его работе. Он надеялся, что она выручит его и сейчас. Он всеми силами тянулся вдоль по этим нитям, ища какие-то пересечения или узлы.

+1

21

И снова пространство содрогнулось под усилием воли мага, и снова переход был совершен незаметно, будто угасло пламя, освещающее один мир, и во мраке открылся мир другой, совсем иной, по природе своей и консистенции.
Стало душно. От прикрытого окна, сквозь мутные стёкла которого едва проникал солнечный свет, исходил столь сильный жар, что мысль об осознании себя по эту его сторону не могла не внушать успокоение. За широким, украшенным мозаичным орнаментом глиняным столом, сидел пожилой человек со столь тёмной кожей, какую Орфену ещё не доводилось видеть ни у одного представителя человеческой расы. Низ его тела прикрывала грубая ткань, пот покрывал его кожу, а пальцы и шею - бусы и кольца, выполненные из разных пород дерева. Прищурившись, старик напряженно всматривался в старый пергамент, медленно ведя своим длинным указательным пальцем от символа к символу, часто останавливаясь и возвращаясь к началу. Это был единственный кусок бумаги в тесном зале округлой формы, все остальные полки были заставлены бесформенными банками с самым разнообразным содержимым, от мутных жидкостей до пряностей. Вместо деревянной двери или металлической решетки, проход в нетипичный кабинет был прикрыт тем, что можно было описать лишь как свисающие бусы.
Орфен вновь не ощущал рядом Ислин.

0

22

Реальность и ощущения вновь изменились. Видимо, Орфена опять затянуло в одну из "дверей". Он буквально почувствовал, как Ислин утекает сквозь пальцы. Даже инстинктивно сжал кулаки в том месте, где раньше были ее руки, желая забрать проводницу с собой.
Вот только в том месте больше ничего не было. А был теперь какой-то странного вида мужик, не похожий на дедков из предыдущего видения, не похожий на Ислин, и на колокол не очень-то похожий. Парень даже на мгновение подумал, что его затянуло куда-то не туда, хотя кто он такой, чтобы спорить с высшими материями...
Помня, как закончился предыдущий опыт, маг старался не сильно вертеть головой, чтобы не сбить картинку. Единственной важной вещью в поле зрения казался листок с письменами, и Орфен вгляделся в него, стараясь понять или хотя бы досконально запомнить каждый символ. Да, магическая память, к сожалению, была сейчас недоступна, но и обычный тренированный мозг иллюзиониста никто не отменял.

+1

23

Символы сложно было разобрать: бумага одряхлела, краска выцвела, и текст поблек; где-то прочтению препятствовали дыры в пергаменте и старые пятна. К тому же было очевидно, что работа имела глубокую художественную проработку: оформлению мелких деталей автор уделил немало внимания и кропотливой усидчивости, используя разные красочные растворы и декоративные приёмы. С точки зрения эстетики, мастерский уровень исполнения и бесценность культурного наследия были очевидны, но это лишь усложняло работу над распознаванием написанного. Судя по всему, старик был знаком с языком, на котором был написан древний текст, что он столь старательно пытался разобрать, но даже ему это непросто давалось. Что же говорить об Орфене, не сумевшим найти сходство ни с одними известными ему рунами или вариации отдельных языковых групп... Маг был в тупике.
Раздался шелест тысяч маленьких бусинок, и в проходе показался босоногий мальчуган с лысой головой, неуверенно взирающий на старика огромными, наполненными уважением и благолепным страхом глазами.
- أوه، يا متدربة شابة، يواكيم - раздался бархатный голос старца, и он жестом пригласил мальчика пройти в комнату - تعال، تذوق الشاي مع أستاذه القديم. الجلوس.
Пока ребёнок, чья кожа была столь же черной, как и у пожилого человека, раболепно присаживался напротив, старик ловко достал из под стола две бесформенные глиняные чаши, и, наполнив их содержимым из кожаного пузыря, положил на стол, одну - перед собой, вторую - перед ребёнком. От жидкости исходил пар и незнакомый, но довольно приятный аромат, отразившийся в глазах ребёнка горячим желанием.
- أيضا، الشراب جيدا
Они выпили: старик - сдержанно и умеренно, мальчуган - жадно, залпом, будто не видел жидкости многие дни. Зачерпнув пальцами последние капли из чашки и облизнув их, он наконец вспомнил про наставника, и испуганно уронил чашку на стол. Спохватившись, мальчик неловко поправил её и попытался молча выразить одновременно извинение, смирение и благодарность. Лицо старика выражало безграничную беззаботность и умиротворение. Он молча сидел, опустив подбородок на переплетенные пальцы, и с любопытством изучал своего гостя. Очень скоро мальчик начал испытывать заметную неловкость, нервно перебирать ногами и глядеть в сторону, но его бегающий взгляд всё время возвращался и пронизывающим насквозь глазам старика. Когда старик полез под стол, ребёнок облизнул губы, а в глазах его загорелось предвкушение отведать новое угощение. Но им оказалась изогнутая деревянная трость. Разочаровано поникнув, мальчуган и опомниться не успел, как получил сильный удар по макушке, отчего обмяк и повалился лицом на стол.
То, что произошло дальше, было ещё страннее. Тело ребёнка начало излучать неестественное зеленоватое свечение, не отражающееся ни от одной материальной поверхности, теплоту и ощутимую притягательность, будто оно стало магнитом, а Орфен в его нынешнем состоянии являлся металлом.
- تعال الزوار - снова заговорил старик. В его спокойном голосе послышалось приглашение.

+1

24

Все чудесатее и чудесатее... - прошептал Орфен. Все происходящее, и до этого напоминавшее какой-то абстрактный сон под грибами, теперь и вовсе становилось похожим на сказку. От своего учителя мастер слышал, о людях, призывающих в мир созданий Пустоты и вселяющих их в свое или чужое тело. Читал и про шаманов, с помощью каких-то обрядов бестелесно путешествующих по мирам... Сейчас это напоминало что-то посередине. Свечение от тела мальчика, как это ни странно звучит, не светило вовсе. Ни единого зеленого блика на окружающих предметах. Ни на чем кроме самого Орфена. Вот его-то как раз этот свет очень даже задевал, ощущаясь какой-то неведомой силой, слабо, но настойчиво притягивающей его внутрь.
Еще не успев сообразить, маг сделал шаг вперед. И еще один. И еще, пока его нога не соприкоснулась с лежащим ребенком.

+1

25

Орфен почувствовал слияние с материей и почти мгновенное обретение всех присущих живому человеку чувств. Несмотря на это, чувства эти всё ещё были далеки от полноценных: на глубоком уровне, они казались искусственными и чужеродными, хоть и могли послужить удовлетворительной заменой оригинала. Только обретя близкую к физической форму, чародей в полной мере ощутил недостающие в предыдущем состоянии ощущения и существенную разницу восприятия обеих реальностей. Ещё одним существенным отличием было непривычное, чужое тело - тело восьми-десятилетнего ребёнка, худощавого и физически слабого. Отголоски головной боли так же давали о себе знать.
- Приветствую тебя, незнакомец, в моём доме под Солнцем, - раздался знакомый бархатистый голос, и Орфен с небольшим удивлением осознал, что понимает значение слов языка, которого никогда прежде не слышал. - Я - Баруу Тысяча Слов, а кто ты таков, следящий за моими делами?

0

26

Чувство было, словно с головой окунулся в омут. А точнее даже, будто бы его туда столкнули. Изменился ощущаемый вес тела, да почти все изменилось... Осталось только одно - Орфен по-прежнему не ощущал связи с магией, и это было неприятно. Пока он поднимался и осматривал себя, старик уже завел разговор. Его речь по-прежнему звучала дико, но смысл маг понимал.
Ага, тот же принцип, что и с телепатией, мозги думают на языке образов, а языки народов всего лишь инструмент их выражения, хм. - сообразил Орфен. Если его предположение было правильным, старик тоже должен его понять, так как Орфен будет говорить телом этого юнца.
- Я Орфен Множество Лиц, - мгновенно нашелся парень. Частая работа на публике приучила иллюзиониста к импровизации, поэтому сейчас он шпарил без запинки, ощущая как каждая гласная отзывается тупой болью где-то в затылочной части. - Я прошу прощения, что потревожил тебя, Баару Тысяча Слов. Знаки вели меня, и я прошел долгий путь в поисках ответов на свои вопросы. Дозволено ли мне будет задать их тебе?
Все еще стоя, иллюзионист ненавязчиво взглянул на пергамент, не стали ли символы на нем понятнее теперь. Тем временем собеседник гостеприимно развел руками, всем своим видом давая понять, что готов выслушать.
- Позволь, я расскажу историю. Мне было дано видение, - здесь Орфен вкратце пересказал то, что произошло с ним за предыдущей "дверью". - Там далеко, в моем мире, женщина очень больна. Вероятно она находится под каким-то сильным заклятием. Я шел за звоном колокола, стараясь отыскать лекарство или хотя бы направление для поисков. Путь привел меня сюда. В этом и заключается мой вопрос: сможешь ли ты помочь мне в моих поисках словом или же делом?

Отредактировано Орфен (14-08-2016 20:39:37)

+1

27

Рассказ Орфена старик слушал внимательно, не отрываясь, положив подбородок на переплетенные пальцы. Его глаза были чернее сажи, бездонны и пусты, и он не без интереса следил за движением губ мага. Дослушав рассказ до конца, он некоторое время помолчал, после чего раскинул руки в сторону и покачал головой:
- Солнце благословило Баруу Тысяча Слов, наделив его многими талантами, Орфен Множество Лиц. Уметь находить ответы на вопросы - вот один из этих талантов. Но дары Солнца подобны зёрнам, - старец с поразительной скоростью изогнул руку за спину, вытащив из груды банок какой-то небольшой, но полный мешок; через мгновение он уже держал в руке небольшое зёрнышко, демонстрируя его магу.  - Кто зерно посадил, тот урожай и соберёт. Я лишь храню зерно и приумножаю то, что взрастится. Но не мне суждено жатву собрать... - покачал головой старец, и костлявый палец указал в верхнем направлении, куда устремился и взгляд Баруу, молчанием завершающего свою мысль.
"Всё имеет свою цену", напрашивался вывод.
- Чтобы получить, нужно отдать, - подтвердил догадки старик. - Не Баруу. Солнцу. С ним не поспоришь, с ним не сторгуешься. Оно сперва даст, потом заберёт. Поэтому мир цел.
Старик налил себе ещё немного ароматного напитка. Только себе, на этот раз.
- Не каждый может просить у Солнца, - задумчиво продолжил он. - Не каждый может просить у Баруу. Множество Лиц не сможет заплатить за двоих, никто не может. Если он возьмёт в долг у Солнца, то за кого он попросит? За женщину? Или за себя?

+1

28

- Никто в этом мире не должен иметь права решать за другого, - слова давались все труднее. Перед магом стоял реальный выбор, последствия которого он даже представить себе не мог. А самое главное, он даже не представлял о чем на самом деле просит. Не оставляло ощущение, что его просто втянули в игру высших сил... Помочь женщине хотелось, но не ценой же самого себя. -  Я не могу просить за Ислин, не могу просить о ее исцелении. Ты мудр, Баруу Тысяча Слов, в твоих словах истина - мы все пожинаем лишь то, что сами взрастили. Поэтому я прошу за себя. Поэтому я прошу лишь силу и возможность помочь. Орфен Тысяча Лиц просит у Баруу мудрости, Орфен Тысяча Лиц просит у Баруу знания, Орфен Тысяча Лиц просит у Солнца силу пройти по пути, который ему предначертан и пожать плоды своих посевов под лучами его.
- Задай свой вопрос, - ответил Баруу, ставя акцент на каждом слове.
Орфену и самому хотелось бы знать этот вопрос, который он должен задать. О нем говорила Ислин, теперь еще и этот старик...
- Какие действия я должен совершить, чтобы помочь Ислин и не навредить себе? - произнесение этой фразы заняло чуть ли не больше временни, чем весь предыдущий диалог. Никогда еще болтливый маг не подбирал слова так тщательно. Он не знал, что будет, если он задаст НЕ ТОТ вопрос, как не знал и будет ли старик отвечать подробно, или же постарается уклониться от ответа, как многие мудрецы и предсказатели.

Отредактировано Орфен (14-08-2016 23:58:34)

+1

29

Баруу сделал последний глоток, не проронив ни слова с тех пор, как был задан вопрос. Орфен терпеливо ждал, не имея и примерных представлений о том, что должно произойти дальше. Непроницаемый взгляд старика больше его не касался, он был сконцентрирован на глиняной чашке, на дно которой Тысяча Слов смотрел, не отрываясь. Однако стоило ей коснуться поверхности стола, как маг почувствовал это.
Возникло ощущение, будто что-то приближается, и инстинкты забили тревогу: беги! Поверхности в комнате вдруг стали холоднее, а едва просачивающийся свет из окна потерял золотой окрас. Орфен ощутил, как по спине поползли мурашки. Тень легла на лицо Баруу, его начало знобить, на коже появилось больше капель пота. Старик терял самообладание: его костлявые ладони бегали по столу, ощупывая его поверхность, кривые линии мозаики, глиняные края; его лицо бегало по комнате, а закрытые веки подрагивали, будто глаза под ними неустанно двигались, осматривая всё вокруг. Рот искривился и издавал едва уловимый шепот, очень быстрый и ломаный... А потом старик резко замер, уставившись на ребёнка. Из его рта полилось множество голосов:
- С гнилого дерева плоды гнилые!
- Мать умрёт - за дочерью иди!
- Мёртвые оковы живых донашивают!
- Или ты - или она!
- Помощи попросят - не помоги!
- Долг исполнен будет - покой обретётся!
- Из двух зол не выбирай!
- Воды... - последние слова уже принадлежали Баруу, старик тяжело дышал указывал куда-то неопределенно, в гущу замысловатых сосудов и банок. Ощущение присутствия кого-то третьего пропало, кожу снова окутало приятное тепло.

+1

30

Как Орфен и ожидал, ответ породил только больше вопросов. Иллюзионист и сам всегда выезжал на недосказанностях, но вот всяким пророкам в этом не было равных. Как же он ненавидел этих шарлатанов...
Я тоже могу такое клепать. Розы красные, фиалки голубые. А Орфен идиот, что за все это взялся. - мысли были мрачные. Если он правильно все понял, то Ислин было уже не спасти, а вот свою шкурку портить не хотелось. Он и так уже ввязался в какое-то дерьмо с вопросами, которое неизвестно чем обернется для него лично... Нет, отсюда надо было срочно выбираться. Тем более, что глаза старика поблекли и тематический вечер "Поговори с Солнышком" явно закончен.
Что-то там про воду, маг слышал уже краем уха, пытаясь по старым чертежам мысленно нашарить "дверь" к Ислин, стряхнув с себя это чужое тело.

0


Вы здесь » ФРПГ "Трион" » Сюжетные эпизоды » "Проклятый колокол" [Орфен]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC