http://forumfiles.ru/files/000d/29/56/61720.css
http://forumfiles.ru/files/000d/29/56/54848.css

ФРПГ "Трион"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ФРПГ "Трион" » Отыгранные эпизоды » Богоугодное дело [997 год, месяц Златень]


Богоугодное дело [997 год, месяц Златень]

Сообщений 1 страница 26 из 26

1

Вдоль тракта из Орешка в Альтею у Фельсорского залива, между стольным городом и Имперскими лесами, стоит провинциальный городок Угодный, давно славящийся виноградарством. Назван он так от того, что в былое время это была своего рода императорская дача близ охотничьих угодий. А Императоры после охоты не дураки были под жаркое и выпить хорошего винца. Потому-то сметливые виллане разбили рядом виноградники. Со временем их площадь росла, а зверь в лесах уменьшался, пока в последние лет сто угодья не отодвинулись севернее. однако, за это время маленькая мыза с деревушкой разрослась в небольшой баронский городишко, а фельросские вина до сих пор пьются во дворах аристократии и самого Императора.

Неподалеку от Угодного городка, вёрст пять-семь на северо-запад, ближе к лесу, лежит деревенька Плюгавка. В общем-то, название своё оправдывает: захудалая деревенька, всего-то и хозяйства, что четыре двора, живёт за счёт козьего сыра да зерна. А близ неё в старой рощице стоит старое кладбище, которым уже и не пользуется никто, и кто за могилками ухаживал сами-то все перемёрли да на новом кладбище лежат... И жила бы себе эта самая Плюгавка с её жителями спокойно, но только стали в последние деньки селяне своему барону жаловаться и божиться, что из лесу выходит по ночам нежить. То по одному, то по два, а на днях - толпой вышли да корову задрали.

Барон не дурак - сразу смекнул, что мертвяк сам по себе из могилы не встанет. В самом деле, ему что, делать больше нечего, кроме как под луной шастать? Восстанию неупокоенных всегда есть причина, и как ты этих мертвяков в могилы не загоняй, пока корень не выкорчуешь - всё не улягутся. Послал было барон за специалистом-инквизитором в ближайший храм, да только такой сумбур в последнее время в их стане, что не оказалось там свободных рук. И снарядил тогда Угодный барон гонца до Альтеи, в кнехетскую контору. Да только до столицы не близок путь, заждались крестьяне избавителя...

Немон, Великая Империя, Фельросская провинция, баронство городка Угодного.
997 год, 21-ое месяца Златеня.

Но вот спустя неделю подъехал к дому барона всадник на саврасом жеребце да в чёрной бурке. Поговорил с хозяином чуток, подписали какую-то бумагу, пожали руки, да и отправился он рысью в сторону Плюгавки. И прибавилось на лавочках под плетнями разговоров: об этом всаднике, о том, что в церкви творится, о плюгавых мертвяках, да о пуговицах, которые в последние две недели стали вдруг у всех пропадать...

Отредактировано Годрик, сын Витаута (31-07-2012 12:52:59)

+1

2

Солнечный осенний день уже далеко отошёл от обеда, но ещё и не думал об ужине. Небеса были голубыми и чистыми, свежий ветерок доносил приятные ароматы осени, а спелые тяжёлые и тёмные гроздья винограда радовали глаз. Верный Дым нёс наездника по узкой дороге между виноградниками, где еле-еле смогли бы разминуться две арбы, но большего-то от неё никто и не требовал.
Удачно же я оказался рядом, думал молодой хорунжий, подпрыгивая в седле. Эх... Скучная должность, и ответственная. Редко стал выбираться в последнее время на Охоту, мало заказов, которые не могут выполнить без меня, а кушать всем хочется. Если б не счастливая случайность, уже сидел бы на какой-нибудь шхуне на архипелаг или в Каторию, и снова ещё неизвестно когда смог бы размяться... Ай, шальные мысли у вас, гордые, хорунжий эль-Вайрфаллаа-азор. Это всё вы с Его Сиятельством послом винца выпили, от того и мысли такие... И подумав так, кнехт, поднял лодочкой руки к небесам и провёл ими по лицу, прося у Матери-Теи смирения своих чувств.
Виноградники кончились. Вскоре показалась и Плюгавка - несколько деревянных хижин, лепящихся вдоль махонькой речушки, окружённые убираемыми полями. А поодаль, на холмах - рощица. Возможно, та самая, о которой говорил барон Бравес... В общем-то, довольно обычный заказ. Найти причину поднятия мёртвых на старом погосте и усмирить их. Возможно, что таки придётся посылать за священником, но священник на зачищенное кладбище придёт уже быстро. Главное, что инквизиторов ждать людям уже не надо.
Альг уже въезжал в селение, когда увидел на пространстве между домами толпу местных виллан. Те стояли с вилами и батогами в руках - то ли вооружённые, то ли просто прибежавшие с поля и не сложившие инструмента. Альг сбавил ход и осадил коня. Кнехты вообще не привыкли, чтобы их встречали, но чтобы их встречали с оружием в руках - такого не бывало на памяти Гвиденьяра эль-Вайрфаллаа.
Люди заметили всадника и помаленьку все повернули к нему головы. Их, голов, было десятка два. Мужчины, женщины, старики, дети... Нет, всё же это не кордон, они просто пришли с поля. Вопрос - зачем? Навстречу к всаднику вышел усатый и крепкий мужик в соломенной шляпе с полями и косой в руках. Альг заметил, что на его жилетке не хватало пары пуговиц.
- Приветствую вас, добрый человех, - с акцентом произнёс Альг, снимая шапку и кланяясь. Впрочем, то, что он не местный, в нём выдавал уже его внешний вид, а потому тушеваться было нечего.
- Здорово, коль не шутишь, - кивнул детина. - Я Ходота, староста местный, значить. А ты кто таков будешь, и пошто в наши края?
- Я кнэхт Кхаспидхольма и хорунжий кнэхетской хоругви Каэр-Крэвхольма. Зовите меня Гвиденьяр. Прибыл сюда по заказу вашего барона Бравэса для упокоения погхоста. Эта весь ведь зовётся Плюгавка? - он вопросительно взглянул на старосту.
В свою очередь староста отвесил челюсть и вопросительно посмотрел на него. Затем, почесав в затылке, обернулся на "народ", и снова повернулся к Альгу. Видимо, кнехта, да и вообще дракенфьенга он видел впервые. А может, и слышал о дракенфьенгах, и о кнехтах, а о том, чем они добывают хлеб, может, и вовсе не слышал...
- Ага... Нежить, значить... От господина барона, да? Ну, так это да. Есть мертвяки, по ночам шастают, вон оттудова, да... - он неопределённо махнул рукой в сторону рощицы. - Только вот, тут теперь дело-то какое неудобное выходит...
- Какое дело? - вопрошал Альг.
- Да вы не горячитесь, господин гарунжий, сейчас всё разрешим... - заулыбался и замахал на него руками Ходота. - Вы покамест конягу своего в стойло, сейчас всё разрешим... Эй! Улисс! Беги сюда! - кликнул он какого-то мальчонку из удивлённо разглядывавшей его толпы. - Прими поводья у этого господина, да отведи коня под навес и напои! А мы тут пока потолкуем.
Только теперь, пока Альг спешивался и отдавал поводья в руки мальчугана, он заметил, что среди людей в толпе стоял ещё и эльф, точнее, эльфийка, бледная, темноволосая, в мужской одежде и с посохом. Взгляд тут же выхватил рукоять меча в плечевой потупее. Уж не она ли явилась той самой проблемой, приведшей в замешательство Ходоту-азора?

Отредактировано Гвиденьяр (01-06-2012 04:59:27)

+3

3

А что впереди? Лишь дорога, дорога… Сколько уже пыльных верст легло под сапоги Лианис? Не счесть. С тех пор, как эльфийка покинула гостеприимный домик Тиль. Она нигде не задерживалась дольше, чем на неделю. Вечное перекати-поле, как в сердцах обозвал девушку один селянин. Которому симпатичная чужачка как-то глянулась. Может быть, когда-нибудь Лиан и осядет, но не сейчас.
К вечеру девушка уже начала жалеть, что никогда не имела привычки ездить верхом на лошади. По каким-то причинам эльфийка предпочитала путешествовать исключительно своим ходом. Весь день моросил противный мелкий дождичек. Нет, к слову сказать, Лиан любила дожди. Но в её понимании дождь…он был другим…Девушка любила ливни. Чтобы дождь стоял стеной, за которой ничего не видно. Чтобы для того, чтобы вымокнуть до ниточки, было достаточно лишь выйти на минуту из тепла нагретой огнем в камине комнаты. И непременно с ветром, сильным, порывистым. А то недоразумение, что шло вчера, и дождем-то назвать можно было бы лишь с большой натяжкой. Вздохнув, эльфийка поглубже натянула капюшон, пытаясь хоть как-то защититься от холодных капель, стекающих за воротник.
Попытки ускорить шаг Лианис оставила сразу после того, как третий раз подряд едва не упала, поскользнувшись на мокрой земле. Если бы у этого зрелища были зрители, то они бы ни за что не признали в неловко взмахивающей руками в попытке сохранить равновесие девушке эльфийку. Так что их отсутствие радовало… Забор, окружающий, как оказалось, избушку местного старосты, выплыл из тумана и мороси совершенно неожиданно. Девушка пошла вдоль ограды, едва не касаясь рукой мокрого дерева.
Где-то здесь должны быть ворота…
Небольшая, чуть покосившаяся калиточка нашлась также неожиданно, как и забор. Откинув немудреную щеколду Лианис прошла во двор и постучалась в двери. Открыл ей крепкий, усатый мужик.
- Добрый вечер!
-Ну коль не шутишь, красавица!
- Путницу на ночлег пустите?
Так Лианис оказалась гостьей в избе местного старосты. За на поздним ужином Ходота и эльфийка как-то разговорились. Мужчина долго рассказывал о делах в деревне, жаловался, что урожаи сейчас не такие, как прежде, что скотина родит хуже, что зимой волки аж трех овец задрали… А под конец рассказа поведал о самом интересном: нежите, выходящей из леса и таинственном исчезновении пуговиц. Вот тут уже наемница заинтересовалась: может, удастся уговорить старосту нанять девушку для истребления этой пакости?
В карманах наемницы уже почти привычно гулял ветер, если, конечно, не считать пары мелких монеток, случайно завалившихся между вещами в сумке. Так что подработка была бы очень кстати. Как-то так сложилось, что Лианис – тоненькую, как хворостинка и хрупкую на вид – всерьез обыкновенно не принимали. Кто-то находил витиеватые отговорки, кто-то прямо говорил, что не справиться женщине с тем, что больше с руки мужчины. И спорить было бесполезно: оставалось лишь неопределенно пожать плечами и уйти.
Единственное. Что смущало Лианис в этом деле, так это пресловутые пуговицы: при чем они тут? Нежити, которая уже давно должна лежать в могиле, они не нужны: этими тварями движут лишь голод да слепой инстинкт убийства. Тогда зачем? Кто? Так и не придумав ничего дельного, эльфийка уснула, решив, что утра вечера мудренее.

А утром Лианис обнаружила пропажу пуговицы с рубашки. Вчера, кажется была, а сегодня – только петелька на её месте и осталась. Девушка почти полчаса ползала по полу у лавки, ища щель между половицами, куда пуговка могла закатиться, но так ничего и не обнаружила. Ходота лишь покачал головой, словно укоряя наемницу за то, что вчера она не поверила в историю про кражу пуговиц.
На потенциально неспокойное кладбище Лианис в сопровождении Ходота пошла, когда уже перевалило за полдень. При свете дня нежить не должна быть активна, так что есть шанс, что девушка заметит следы её пребывания на заброшенном погосте (если таковые, конечно, существуют) и к ночи уже будет иметь хоть какие-то сведения о том, с чем предстоит иметь дело.
Неожиданно Ходота остановился, да так резко, что задумавшаяся эльфийка едва ли не врезалась в спину мужчины. Причиной заминки оказался всадник: явно не местный, да и не человек, наверное. Лиан отошла в сторону, прислушиваясь к завязавшемуся между старостой и незнакомцем разговору. Интуиция подсказывала девушке, что это может быть очень важно.

+2

4

- Значить, от господина барона, вы говорите, да? - продолжал, почёсывая затылок, староста. - Мда... Что ж... Что ж мы на дворе-то толкуем, а? - будто спохватился усач, живо повеселев и всплеснув руками. - Так! - он обернулся к толпившимся плюгавчанам. - Всё, робята, хватит, смотреть не на что, идите по работам! Нечего время тянуть, надо зерно убирать, того гляди, дожди начнуться! Магда! Ступай в дом, собери-ка закуски на стол, нам с господами наёмниками потолковать нужно, - и, кашлянув для порядку, он снова обратился к Гвиденьяру. - Что ж, не изволите ли с дороги закусить, господин гарунжий? Проходите, проходите в дом, не стесняйтесь!
Когда же они подходили к калитке дома, Ходота, чуть тушуясь, сказал стоявшей у дома эльфийке:
- Госпожа Лианис, промешкайте немного с делом, пройдёмте в дом. Нужно кое о чём потолковать...
* * *
...- Я-то ведь и обрадовался ужо, что наконец-то избава нашлась от мертвяков-то, - продолжал староста, сидя за столом в горнице своего жилища у открытого окна. Наёмники сидели напротив него и, после коротокого представления, слушали сложившийся расклад. В основном речь была для кнехта - странница уже была в курсе почти всех обстоятельств дела. - Долго наш барон с подмогой собирался. Ну да ведь Лосгару не помянешь - свёл он вас здесь в одно время... И с вами уже, господин Гвиденьяр, не посопоришь, ибо бумага с заказом на руках, и с вами, госпожа Лианис, неудобно расторгаться, коли ужо по рукам били... А с другого краю посмотреть, почему бы вам вместе и не пойти, а? Так и мне, может, уже не нужно будет вас к кладбищу-то водить - вдвоём-то вам сразу сподручней и без меня будет... - в голосе старосты читалась явная надежда на то, что к кладбищу его провожатым быть не попросят, хотя виду он не подавал. Ведь сам он точно уже знал, что никто из местных в дальнюю рощу, пока деды не улягуться, не пойдёт, будь он хоть трижды уважаемым управителем Плюгавки.

+1

5

Хороший выдался денёк. Солнечный, ясный, тёплый. И вообще - просто замечательное лето. Малонародцам в такие года очень хорошо живётся, привольно и сытно. А ведь уже две недели прошло, как один из них, по имени Люсьен, покинул родное гнездо под старой телегой и отправился в странствия. Проехав какое-то время вместе с торговцами в сторону столицы, он, завидев огромные и бесконечные сады с спелыми сочными ягодами, решил покинуть своих спутников и на какое-то время осесть у большаков. Горожане в Угодном были мирные, виноград - сладкий, погода - прекрасная, а пуговицы на жупанах и жилетах хоть и не самые дорогие, но всё же красивые!
Посидев несколько дней на одной из виноделен, зорко следя за качеством собираемого винограда, Лютик отправился путешествовать по окрестностям, заглядывая в мызы богачей и селеньица крестьян. Заслышав в одной из деревушек о том, что неподалёку бродят живые мертвяки, малонародец, хотя и боялся встречи с огромным дохлым большаком, таки направился туда, дабы воочию увидеть это чудище... А заодно узнать, какой вкуснющий сыр делается в Плюгавке...
...Ещё вчера, пережидая дождь под крышей в доме добряка Ходоты, Лютик понял, зачем пришла в деревушку девушка с мечом. Но сегодня, когда к ней присоединился ещё один большак, малонародец понял, что тут явно назревает что-то интересное, в чём обязательно надо принять участие! Когда большаки вошли в дом старосты, Лютик, недолго думая, облетел дом и присел на ставень окна горницы, подслушивая...
-...И с вами уже, господин Гвиденьяр, не поспоришь, ибо бумага с заказом на руках, и с вами, госпожа Лианис, неудобно расторгаться, коли ужо по рукам били... А с другого краю посмотреть, почему бы вам вместе и не пойти, а? Так и мне, может, уже не нужно будет вас к кладбищу-то водить - вдвоём-то вам сразу сподручней и без меня будет...
"Мда..." - думал Люсьен. - "А наш добрячок порядочный трусишка, однако. А нашим большакам всё же грустно придётся без провожатого. А возле кладбища ночью ошиваться - дело не приятное. Кажется, им без меня просто не обойтись!" И, подумав так, Лютик подлетел к столу.
- Эй, здравствуйте, господа хорошие! Вы не пужайтесь особо, с вами речь держит великий воин малого народа, сын старосты племени Живущих-под-Защитой Люсьен! - малонародец поклонился присутствующим в воздухе и продолжал. - И если вам требуется провожатый, то я уже прекрасно знаю здешние место и готов провести вас к старому погосту!

Отредактировано Годрик, сын Витаута (29-01-2015 22:36:09)

+2

6

Хата старосты была самой большой в деревне, но и она простором не радовала. В общем-то, простой сруб крытый соломой, разделённый перегородкой надвое и с пристроенной к нему "прихожей". Первой комнатой была горница, с деревянными скоблеными стенами и земляным полом, в правом переднем углу стояла печь, второй половиной уходившая в другую комнату, вход в которую был занавешен. Слева было окно, открытое сейчас, и перед ним - стол. Над столом на противоположной от входа стене висел довольно крупный резной деревянный крест, украшенный ленточками. Вдоль стен стояли лавки, а слева от входа пара сундуков. Под потолком шли полати и полки. Хозяйка дома при виде гостей поклонилась и, повинуясь жесту мужа, стала собирать на стол. Тут же на столе появился чугунок с репой, зелёный лук, пшеничный хлеб, четвертушка козьего сыра и глиняная крынка, в которой оказался квас.
Немного перекусив, гости и хозяин заговорили о деле. Альг отметил, что Ходота хоть и знает о погосте много, толком-то ничего объяснить не может - ни откуда взялись мертвяки, ни как они выглядели. А ведь это было бы весьма важно знать: по этим признакам кнехт смог бы определить природу их появления и степень воздействия Пустоты на усопших. Ведь одно дело, поднятые случайным проклятьем еле ходящие трупы, и совсем иное - собранные пусть и не самым умелым некромантом "игрушки"... Кроме всего прочего, Ходота явно боялся того, что происходило в дальней роще.
-...И с вами уже, господин Гвиденьяр, не поспоришь, ибо бумага с заказом на руках, и с вами, госпожа Лианис, неудобно расторгаться, коли ужо по рукам били... А с другого краю посмотреть, почему бы вам вместе и не пойти, а? Так и мне, может, уже не нужно будет вас к кладбищу-то водить - вдвоём-то вам сразу сподручней и без меня будет...

Но Альг не успел даже подумать о том, что им с эльфийкой сложно будет найти проводника, как их разговор прервало что-то маленькое и крылатое, влетев в окно и пискляво и торжественно протараторив:
- Эй, здравствуйте, господа хорошие! Вы не пужайтесь особо, с вами речь держит великий воин малого народа, сын старосты племени Живущих-под-Защитой Люсьен! И если вам требуется провожатый, то я уже прекрасно знаю здешние места и готов провести вас к старому погосту!
Схватившийся было рефлекторно за каму кнехт чуть улыбнулся и ослабил кулак. Добровльцем был малонародец - вполне обычный, разве что видавший это странное проявление Матери-Теи глаз подметил, что малонародец был весьма молод даже по меркам своих сородичей.
- Хм! А что, Лианис-ава, возьмём его? - спросил Гвиденьяр, поворачиваясь к эльфийке. - Летучий проводник явно лучше пешегхо, во все места и закоулки пролезть могх.

Отредактировано Гвиденьяр (05-09-2012 01:35:11)

+2

7

Что-то у Ходоты, видимо, не заладилось. Непонятно пока, как так вышло, но, кажется, Лианис и мужчина, представившийся Гвиденьяром, были подряжены на выполнение одного и того же дела. Если, конечно, наемница правильно поняла суть разговора между хорунжим и старостой.
Таль вслед за старостой и Гвиденьяром вошла в горницу.  На столе у распахнутого окна уже был собран нехитрый обед: репа, хлеб, квас, домашний сыр. Эльфийка присела на стул, налила себе в кружку немного кваса. Странный, но довольно-таки вкусный человеческий напиток.
Немного перекусив, Лианис, Гвиденьяр и Ходота повели разговор собственно о деле. Как оказалось, деды деревенских на кладбище подыматься стали да шалить в округе. Впрочем, это Таль и так знала. Больше ничего ценного мужчина не сообщил. Ни внешнего вида мертвяков, по которому можно было бы определить, насколько опасна данная нежить. Одно дело, если обитатели местного погоста в могилах не улежали из-за случайного заклятия, брошенного по глупости. Такие и глупее, и менее опасны. А вот нежить, созданная некромантом, даже и самым завалящим, куда более коварна.
Никакой ценной информации от старосты получить не удалось, Лианис постаралась ничем не выдать своего огорчения на сей счет. Все-таки, соваться, очертя голову, в неизвестность не хотелось. Как поняла наемница, сам Ходота на кладбище соваться желанием не горит, предпочтёт отсидеться в хате. Да и мало кто из деревенских захочет пойти на неспокойный погост. Кладбище они с хорунжим найдут, чай не перепутают. Но вот как там быть без проводника? Кто покажет, какие могилы спокойны, а из каких вылезают мертвецы?
Проблема с проводником решилась неожиданно. Перед их носами замаячило забавное создание. Небольшого, кукольного роста человечек с прозрачными крылышками. Таль невольно улыбнулась, глядя на кроху, явно гордого собой и тем, что может предложить помощь.
- Конечно, возьмем, - улыбнулась девушка. – Разве мы можем отказаться от помощи такого воина? – последнюю фразу наемница сказала совершенно серьезно, только глаза эльфийки искрились тщательно скрываемым смехом. Лианис очень понравился крылатый малютка, и она боялась его обидеть. – А когда выходим? – поинтересовалась наемница, поворачиваясь к Гвиденьяру. – Я планировала осмотреть место днем, чтобы, когда придется идти туда ночью, не было слишком больших неожиданностей. Хоть глянуть, как и что расположено, чтобы в темноте шею не свернуть, - в том, что придется навестить погост ночью, Лианис даже не сомневалась. Днем мертвяки вряд ли на свет вылезут, и перебить их будет вряд ли возможно. – Вы со мной? – девушке хотелось еще кое-что уточнить у хорунжего, но, правда, не при старосте.

0

8

- Ясно, как божий день, что и я с вами, Лианис-ава, - ответил гадоборец. - Разведка перед боем - дело ладное, - и, взглянув в окно на клонящееся к закату солнце, добавил. - Однако, должен заметить, что мы должны торопиться, если хотим не только попасть на погхост, но и успеть вернуться с него до темна. Посему, Ходота-азор, - хорунжий поднялся, придерживая кама на поясе левою рукой, и чуть поклонился старосте, - благходарствуем за трапезу. Остаётся только вопрос оплаты решить, если только он ещё не решён. У меня особых пожеланий нет - Его Благхородие Бравэс-азор заплатит сколько нужно по контракту. Если ж этот вопрос меж вами улажен, то мы сейчас же двинемся вместе с нашим провожатым. У вас, Лианис-ава, есть конь? Если нет, мой Дым легко донесёт нас туда и обратно.

0

9

- Это точно, - хмыкнула Лианис, бросив взгляд за окно. Солнце уже перевалило за полдень и им не следовало задерживаться в избе старосты, пользуясь его гостеприимством. Бродить затемно по незнакомому кладбищу - глупость неимоверная, а если еще и предполагаешь, что сей погост - "веселый", то глупость вдвойне. На рожон эльфийка предпочитала не лезть. - Вопрос об оплате заказа мы уже решили, - пожала плечами девушка, покосившись на старосту. Мужчина кивнул, подтверждая ее слова.
Поблагодарив хозяина за сытный обед, эльфийка вышла из-за стола.
- Боюсь, из животных у меня есть только кот, но и тот не ездовой, - со смешком сказала эльфийка. Живоглот недовольно мяукнул, с подозрением покосившись на хозяйку: зачем его упоминала, если колбаски или мясца не дает? Не иначе, ругать  будет. - Хотя и довольно объемный.
Недовольный жизнью и положением вещей Живоглот в итоге был оставлен в избе старосты, под присмотром хозяйской дочки, с ласковой улыбкой придержавшей кота за хвост, когда тот было рванулся вслед за Лианис. Девушка только усмехнулась: ничего, от этого не убудет.

0

10

- Вопрос об оплате заказа мы уже решили, - сказала эльфийка, поднимаясь из-за стола, на что староста утверждающе кивнул.
- Боюсь, из животных у меня есть только кот, но и тот не ездовой, - усмехнулась Лианис. - Хотя и довольно объемный.
- Раз так, то поедем на Дыме. Люсьен-азор, идёмте! - окликнул хаспид малонародца. - Ещё раз благходарим, Ходота-азор, - Гвиденьяр полконился старосте, надел шапку и вышел из дому.
На улице местные уже не толпились, но поглядывали на чужаков из-за плетеней и ставен. Видимо, не часто в Плюгавке появлялись неместные. Увидав Дыма, привязанного под навесом у дома старосты рядом с парой других лошадей, Гвиденьяр подошёл к коню, потрепал за гриву.
*- Ну что, дружок, не скучал? Давай прокатимся до погоста, - сказал он Дыму и отвязал поводья.
- Лианис-ава, - обратился он к эльфийке, - так думаю, вы позади меня сядете?
Предложить девушке, с которой он знаком всего пару часов, ехать "по-женски", перед всадником, он счёл неуместным, дабы не вызвать у той ненужных мыслей.

* - говорит на наречии дракенфьенг

0

11

Гвиденьяр, Лианис, Люсьен.
Лианис согласно кивнула и, пристроившись позади Гвиденьяра на Дыме, и компания тронулась в путь. Конные двигались неспешной рысью, а Люсьен летел рядом, показывая дорогу через холмы и не умолкая ни на миг. Он говорил обо всём: о том, какие живописные здесь места, о жителях Плюгавки и Угодного, о том, какой вкусный виноград на баронских виноградниках, какой сильный вчера был ливень, и как нынче тепло и хорошо, и как он ничего не побоялся, уйдя в путешествие из под родной телеги и пустившись в странствие по этому огромному миру, о том, каких видов бывают пуговицы... В общем, никто не скучал.
Перейдя речушку в том месте, где она была поуже, и куда вместо моста жители просто набросали валунов, создав порожек, наёмники оказались почти на месте. Роща была совсем рядом. Отсюда можно было видеть, что, окружённая молодой порослью, роща была вполне взрослой. Это была окраина смешанного леса, видневшегося из-за холмов. Кладбищем не пользовались уже давно, и Люсьен решил рассказать, почему:
- ...Раньше, как люди в деревне говорят, тут было ещё четыре деревни: Блохи, Теодориха, Волчий Враг и Починок. И в Плюгавке, и в этих деревнях люди своих родичей на этом кладбище издавна хоронили. Да только с полвека назад мор в этих местах был. То ли оспа, а то ли ещё что, неважно. В общем, вымерли эти деревеньки. Кто живой остался, тот или в Плюгавку перебрался, или в Угодный, или на новые места ушёл. А сами деревни пожечь пришлось, вместе с умершими. Ну и, до кладбища теперь далеко стало ходить, да и незачем. Плюгавчане подумали, и стали ближе своих-то хоронить - там, прямо за амбаром у них, на холмике могилки. А это место забросили совсем. Старички походили, да перестали, а потом сами умерли. Капеллан при часовенке был, но пришла грамота лет сорок назад, и его перевели. Забрали оттуда миро, книги, алтарь, всю утварь...
С этими словами они подъехали к роще. Пели малиновки, гудели слепни и шмели. День давно уже перевалил за полдень, солнце клонилось к закату, окрашивая луга в золото. Жара понемногу отступала. Путники спешились и вошли под сень деревьев. Здесь царил предвечерний полумрак, и, хотя духота дня заходила и сюда, среди деревьев было прохладней. Впереди за деревьями виднелся погост: пространство шагов в сорок-пятьдесят в диаметре, огороженное повалившимся обветшалым плетнём и заполненное покосившимися крестами и надгробными камнями. Поросшие травой и проклюнувшимися кое-где молодыми деревцами холмики могил, среди которых несколько были разрыты. Стоящая позади них одноэтажная капелла. Штукатурка на её стенах облупилась, обнажив глиняную кровь обожжённого кирпича. Крыша, крытая когда дранкой, поросла мхом и молодыми берёзами. Колокольня, когда-то возвышавшаяся на часовней, провалилась внутрь от упавшего на неё дерева. Это место заставляло вести себя спокойно и почтительно. Только четвёрка мертвецов, бесцельно бродящих среди могил, портила атмосферу.

Отредактировано Годрик, сын Витаута (30-03-2015 23:20:31)

0

12

День радовал своей красой, позолоченная предвечерним солнцем природа нежилась, как барон в послеобеденные часы. Впереди показалсь рощица - цель их пути, к которой их вёл малонародец, которого, как кажется, даже боги не смогли бы заставить замолчать:
- ...Раньше, как люди в деревне говорят, тут было ещё четыре деревни: Блохи, Теодориха, Волчий Враг и Починок. И в Плюгавке, и в этих деревнях люди своих родичей на этом кладбище издавна хоронили. Да только с полвека назад мор в этих местах был. То ли оспа, а то ли ещё что, неважно. В общем, вымерли эти деревеньки. Кто живой остался, тот или в Плюгавку перебрался, или в Угодный, или на новые места ушёл. А сами деревни пожечь пришлось, вместе с умершими. Ну и, до кладбища теперь далеко стало ходить, да и незачем. Плюгавчане подумали, и стали ближе своих-то хоронить - там, прямо за амбаром у них, на холмике могилки. А это место забросили совсем. Старички походили, да перестали, а потом сами умерли. Капеллан при часовенке был, но пришла грамота лет сорок назад, и его перевели. Забрали оттуда миро, книги, алтарь, всю утварь...
Возле рощицы они спешились. Взяв сагайдак и перевесив бурку на боевой манер, Гвиденьяр отправил Дыма погулять.
- Што ж, Лианис-ава, проведаем место?
Они вошли под сень деревьев. За ними, чуть вглубь рощицы, виднелся старый погост: облупившаяся часовенка да десятка четыре надгробий. Какие-то могилки провалились, на каких-то обветшало надгробие... А какие-то были разрыты. Для чего? На этот вопрос немым образом отвечали поднятые мертвецы, ходившие вокруг. Их было четверо.
- О, Gharroteu, batcku nash...* - Гвиденьяр воздел ладони к небу лодочкой и провёл по лицу. - Teu, mater', przebac nam diee sie...** - Он извлёк из петли на поясе под правой рукой клевец и обратился к эльфийке. - Што ж, похоже, наша разведка стала разведкой боем, а? Днём они не слишком активны. Главне, што б кукловода близко не было.

* - О, Гхарротей, отче наш... (drak.)
** - Тея, матерь, прости нам дело сие...(drak.)

0

13

Малонародцев Лианис ранее не встречала. По крайне мере, в той части своей биографии, которую помнила. Люсьен, похожий на живую забавную куколку, укомплектованную стрекозиными крыльями, оказался весьма занимательным созданием. Он свиристел, не умолкая ни на минуту, отчего эльфийка не слышала даже собственных мыслей. Активный малыш поведал им обо всем в своей биографии, что казалось ему интересным. Начал он издалека, с того, как храбро выбрался из-под родной телеги и, не убоявшись никаких опасностей, отправился в путешествие. Лошадь лениво передвигала копыта, но торопить их никто не стал, так что Люсьен продолжал трещать, перейдя от начал своего путешествия к жизни здесь, в Плюгавках. Кроха подробно описал все местные достопримечательности и занимательные, на его взгляд, места. Лианис только улыбалась, не забывая посматривать по сторонам.
Деревенька мало чем отличалась от десятков ей подобных, виденных ранее. Те же разной степени аккуратности домики, поля, засеянные полезными в хозяйстве культурами, зеленотравье, манящее лошадь, и лес вдалеке, тянущийся пока по левую руку. Тишина да благодать, ничего не скажешь.
По камням наемники перебрались через чистую небольшую речушку и повернули в сторону леса. Пахло нагретой солнцем землей, травами и еще чем-то сладковатым. Вокруг летали бабочки и какие-то деловитые жуки да пчелы, можно сказать, что близости нехорошего места ничто не предвещало.
Рассказ Люсьена тем временем как-то плавно скатился к истории Плюгавок и близлежащих деревенек, включая уже канувшие в лету. Среди прочего малыш включил в лекцию материал и о местном кладбище, куда сейчас ехали наемники. Эльфийка насторожилась.
История с поразившей деревеньки чумой ей откровенно не понравилась. Девушка даже нахмурилась. Люди умирали нехорошей смертью, да еще и наверняка не по одному и даже не по два в день, если уж их остатки деревень были сожжены вместе с умершими. Успевал ли местный священнослужитель отпевать как положено всех безвременно почивших? Да и считал ли это нужным? Этого Лианис не знала, да и едва ли кто-то ведал. О грехах и оплошностях в работе редко рассказывают.
Несмотря на то, что религию многие маги не слишком-то и уважали, эльфийка считала, что она тоже может приносить пользу, помимо успокоения души верующих в молитве. Как-то чаще нежить да нечисть селилась возле деревенек без креста. Да и у священнослужителей было обычно какое-то образование, позволявшее отличать бытовую мелочевку от требующих вмешательства случаев и вовремя звать на помощь тех же магов или инквизиторов.
Значит, кладбище оказалось заброшенным, да еще и капеллан давно уже не забредал в эти края. Лианис задумчиво покосилась на видневшийся впереди темный островок. Возле рощицы компания спешилась и дальше пошла своим ходом.
- Проведаем, - согласилась эльфийка. - А не сходить ли нам между делом и на пепелища этих деревенек, если Люсьен или местные знают, где они были? – спросила спутника девушка. Ей хотелось проверить, что там было, и не осталось ли еще потенциально заразных костей и прочих останков. – А другой служитель у вас тут есть?
День давно уже перевалил за полдень и начинал уже клониться к вечеру,  когда они подошли к кладбищу. На первый взгляд ничего ужасного в нем не было. Обыкновенный заброшенный погост. Квадрат примерно сорок шагов в ширину и пятьдесят в длину, огороженный обветшавшим уже и местами повалившимся плетнем. Такие побитые временем и нелегкой жизнью деревянные  кресты и надгробные камни. Могилки явно были покинуты, как и говорил Люсьен. Холмика поросли травой и местами провалились и расползлись в стороны от дождей. Позади стояло одноэтажное здание старой церкви, покосившееся и обветшалое. Штукатурка с него давно осыпалась и облупилась, являя взглядам красный кирпич, из которого было построено здание. Крыша поросла мхом, местами на ней поднимались уже молодые березки. Колокольня из-за упавшего на нее дерева провалилась куда-то внутрь. Почти идиллия, если не считать нескольких разрытых могил и предположительно их обитателей, вяло бродивших по кладбищу. Эльфийке оставалось только вздохнуть и положить руку на меч.
- Похоже на то, - согласилась с дракенфьенгом Лианис, посматривая на нежить. Ветер дул на девушку и ее спутника, принося с собой приторно-сладковатый тяжелый душок разложения. Зато и их пока не заметили. – Вот этого-то я и опасаюсь, - призналась эльфийка. – Как думаете, сами подняться не могли? Я слышала, такое редко, но случается. Потому что, если ими кто-то кукловодит, то силы в поганце должно быть немеряно.
Один из нежитей оглянулся, повел то ли почти провалившимся, то ли почти отвалившимся носом, втягивая воздух, и радостно оскалился, заметив дорогих гостей. Ходячий труп медленно развернулся и пошлепал в сторону Лианис, Гвинденьяра и Люсьена, неловко подволакивая странно вывернутую ногу.

+1

14

- Тогхда цей ваш, Лианис-ава, - указал Гвиденьяр на ближайшего мертвяка клевцом, а сам бодро двинулся в сторону трёх других, но обернувшись напутствовал. - Гхлавнэ, хрэбет прэбейте, маноток и иссякнет!
Тот мертвяк, которого он оставил эльфийке бродил как-то в стороне от своих друзей. Теперь же на пути Гвиденьяра стояло два мертвяка, медленно поворачивающихся в его сторону. Один даже успел повернуться, прежде, чем гадоборец налетел на них. Резко ударив по очереди по протянутым к нему покрытым струпьями костлявым рукам повернувшегося трупа, он толкнул его вправо ударом клевца, ударом сапога в спину опрокинул второго и, тут же подлетев к нему, двумя ударами - между лопатами и под затылок, - перешиб позвонки. Ту же операцию проделал он и со вторым мертвецом, перевернув его на живот клювом клевца. Затем легко поднялся и пошёл к третьему.
Все эти действия кхаспид делал почти автоматически, потратив на них не больше минуты и даже не запыхавшись - это были не первые и даже не десятые неупокоенные на его счету.

+1

15

Милостиво уступленного Гвиденьяром мертвяка Лианис уделала довольно быстро.  Нежить, радостно тянувший руки к эльфийке, быстро лишился конечностей и обиженно то ли чавкнул, то ли квакнул лишенным зубов ртом. Вторым ударом девушка снесла ему голову и пнула еще дергающееся тело на землю. На всякий случай еще и добавила сапогом, переломив хребет, как и велел дракенфьенг.
Пока Лианис разбиралась с одним немертвым, гадоборец уже успел уделать троих. Девушке оставалось только подивиться автоматизму и ловкости, с которыми он это делал. Сама она теперь казалась себе ужасно неловкой.
- Что будем делать дальше? – спросила эльфийка, подходя к Гвиденьяру. Девушка оглянулась в поисках Люсьена. Мелкий мотылек куда-то упорхнул от опасности.
- Продолжим осмотр кладбища? – Лианис на всякий случай еще раз осмотрелась по сторонам. – Или мы уже видели достаточно?
Если честно, то девушка не отказалась бы осмотреть и другие могилы и подойти поближе к старой церкви.   Что-то заставляло мертвых вылезать из своих гробов и нужно было найти этот источник возмущения.

0

16

Гвиденьяр чуть шевельнул было губами, но тут же поднял руку, призывая к молчанию, опустил в петлю клевец и быстро достал лук из сагайдака. Эльфийский слух Лианис тоже уловил то, что насторожило кхаспида: со стороны капеллы послышался шум, словно кто-то шёл по мелким камушкам.
Через пару мгновений в проёме сооружения показался человек в охотничьей куртке и плаще с капюшоном, накинутым на голову, и опиравшийся на кабанье копьё.
- Что тут происхо... - сказал было он, но увидев пришельцев, сделал полшага назад и поднял правую руку ладонью вверх на уровень груди. На пальцах тут же стали появляться тёмные завитки...

0

17

Какой-то сторонний звук царапал слух. Будто под чьими-то осторожными шагами осыпаются мелкие камушки вроде речной гальки. По знаку гадоборца девушка замерла, как изготовившаяся к прыжку кошка, напряженно прислушиваясь. Резко обернулась, чтобы увидеть, как в полуразрушенном проеме старой часовни появляется человек. Судя по виду - мужчина, скорее всего, человеческий. Одет в куртку и темный плащ, лицо скрыто капюшоном.
Стоило только незнакомцу увидеть Гвиденьяра и Лианис, как он вздернул руку на уровень груди. Острое эльфийское зрение уловило темные завитки, юркими змейками начавшие оплетать пальцы мужчины. В воздухе запахло магией. Её присутствие девушка чаще всего ощущала именно так: как легкий запах грозы. Эльфийка начала быстро сплетать щит, не ожидая от пришельца ничего хорошего. Лучше потом покорить себя за паранойю, чем лечь в землю на этом проклятом кладбище. И как удобно ведь: даже нести далеко не надо.
- Он колдует, - предупредила кхаспида эльфийка.

0

18

Гвиденьяр сработал механически. Вытащив четыре стрелы из тула, он быстро наложил на тетиву первую, оттянул к уху тетиву и, чуть отклонив верхний рог вперёд, пустил в колдуна первую стрелу. Спиной почувствовал магию: эльфийка тоже колдовала, не теряя времени.
- Он колдует, - предупредила Лианис.
- Viem*, - ответил гадоборец, но оборачиваться, чтоб посмотреть, что именно кастует напарница, не стал. Накладывая на тетиву вторую стрелу, он двинулся вправо по дуге, мимо надгробий, приближаясь к капелле. Ещё три стрелы он выпустил за шесть ударов сердца, сократив дистанцию в половину кладбища, и потянулся к сагайдаку за новыми.

* - Знаю (drak.)

0

19

Сделав шаг в укрытие, некромант поступил мудро: первая стрела ушла рикошетом внутрь помещения, чуть не задев его, вторая еле полоснула плечо. Но на третий раз удача покинула служителя Пустоты: нога скользнула на каменном крошеве у входа, гадоборец же в этот момент вышел на удобную траекторию.
Стрела с листовидным наконечником и совиным оперением вошла магу в бедро. Не так удачно, как надеялся Гвиденьяр, но резкое ощущение инородного тела заставило мага дёрнуться. Секундного замешательства было достаточно: четвёртая стрела нашла своей целью правый бог мага, войдя по касательной в доспех чуть ниже груди, продырявив плоть и выйдя под мышкой. Нарушитель покоя мёртвых не сдержался, осёкся и вскрикнул от второго древка. Почти оформившиеся чёрные завитки на его пальцах начали развеиваться, а сам он, схватив правой рукой древко стрелы и стеная, укрылся в тени разрушенной капеллы.
Тем временем магический щит Лианис был готов. Двадцать пять шагов разделяло её и капеллу, с другой стороны, шагах в пятнадцати, к зданию бежал Гвиденьяр.

0

20

Увидев, что некромант отступил в капеллу, Гвиденьяр наложил стрелу и быстро преодолел оставшиеся пятнадцать метров. Прислушавшись к стонам внутри, молча поманил рукой эльфийку. Убрав стрелы и лук в сагайдак, как можно более тихо извлёк из ножен клыч эль-Вайрфаллаа и клевец из петли на поясе. Закрыв глаза, медленно вдохнул и выдохнул, запуская боевую медитацию. Почувствовав, как тепло разливается по телу, прошёл к входу и заглянул внутрь из-за угла.

0

21

Прикрытый магическим щитом гадоборец, по дуге обойдя полуразрушившиеся надгробия, двинулся к капелле. Ланис медленно пошла следом, но чуть с другой стороны, стараясь не терять концентрацию и поддерживать щит, но в то же время и прикрывать мужчине спину.
Стрелы нашли свою цель, заставив некроманта вскрикнуть от боли, когда оперенные древки вошли в его плоть. Однако стоило признать, что противник, хотя и не удержал заклинания, о чем свидетельствовали исчезнувшие черные завитки, но все же оказался достаточно силен, чтобы отступить в капеллу. Очевидно, он на что-то надеялся еще. Эльфийку терзало смутное подозрение, что где-то в развалинах у него может оказаться запасной выход.
По знаку Гвиденьяра девушка преодолела оставшиеся до полуразрушенного здания сажени и замерла у входа. Изнутри доносились приглушенные стоны, но обольщаться этим не следовало. Загнанный в угол зверь куда опаснее зверя свободного - ему уже нечего терять.
- Осторожнее, - шепнула Лианис. - Он еще явно жив.
В капеллу девушка вошла следом за кхаспидом, держась лишь на пару шагов позади него. На всякий случай эльфийка накрыла и себя, и спутника щитом.
Стоило Гвиденьяру заглянуть за угол, как оттуда в него полетел небольшой темный шарик, ударившийся о защитный купол и растекшийся по нему.
- Проклятие.

0

22

- Осторожнее. Он явно ещё жив, - услышал Альг за спиной голос эльфийки.
Видимо, зря она сказала это вслух. Некромант действительно был ещё жив - сам гадоборец иного и не ожидал, - и желал ещё поторговаться за свою изъеденную Пустотой душонку. Только заглянув за угол, Гвиденьяр успел лишь увидеть раненого некроманта, стоявшего чуть в стороне от кафедры, на солее, под осыпавшимися фресками, изображающими обращение Творца к людям. И сгусток чего-то клубящегося и чёрного, подлетающего к нему.
- Kurwa othlanna!*
Он рванулся вперёд, к чернокнижнику, уже шепчущему новое заклятие. Увернуться от первого сгустка было невозможно, а потому он просто принял его магическим щитом, что навела Лианис. Сгусток чёрными кляксами, подобными тем, что оставляет в воде каракатица, растёкся, разлетелся по верхней четверти сферы. Свод щита вспыхнул золотом, растворяя чужеродную магию, и рассыпался мелкой порошей.
Всего три сажени отделяло Альга от некроманта. В голове мгновенно промелькнули, осознаваясь лишь рефлекторно, мысли: "Wze kasta... Cztery schaga... Jeden... Trzcina w desnici... Spleta schujceu... Sbiti khast... Dva... Lewy wolt... Vlaschba passivna?..  W Othlan... Trzy..."**
В одно мгновение он очутился уже в одном шаге от некроманта, двигаясь на него, выставив клыч у правого плеча лезвием в сторону, клинком вперёд, удерживая рукоять двумя руками. Сделав третий шаг правой ногой, он ушёл в левый вольт, одновременно заводя меч над головой. Развернувшись лицом к противнику, он ударил рубящим сверху, намереваясь сперва отсечь ему руку, уводя меч вниз и влево, а в следующее мгновение ударить синистром из левой нижней четверти, чтобы третьим ударом снести голову поборнику Пустоты...

* - Потаскуха пустотная! (drak.)
** - Уже кастует... Четыре шага... Раз... Посох в правой руке... Плетёт левой... Сбить каст... Два... Левый вольт... Пассивная магия?..  В Бездну... Три...

+1

23

Прислужник Пустоты не успел закончить плетение. Руины часовни огласил крик боли, когда отсеченная чуть выше запястья острой харалужной сталью рука мага стала падать, окутанная рассыпающимися пеплом языками чёрного пламени неготового проклятья. Она ещё не успела коснуться каменного крошева, когда крик некроманта вдруг дрогнул и превратился в хриплый судорожный вдох, когда от диагонального удара снизу вверх его грудина раскрылась, и фреска над его левым плечом заалела кровавыми пятнами. Раненый начал чуть заваливаться на спину, когда третий удар лишил его головы.
Когда голова некроманта откатилась, а тело забилось в конвульсиях на полу, из-за правого плеча Лианис вдруг раздался тоненький голосок малонародца:
- Всё уже кончилось?

0

24

Лианис как в воду глядела, когда говорила, что с некромантом следует быть осторожнее. Недобиток этот зашевелился и начал плести какую-то чару. Эльфийка в последний момент успела выставить защитный щит, а буквально через минуту уже почувствовала, как ее заклинание распадается пылью, выполнив свое предназначение. На всякий случай девушка начала плести второе заклинание, не надеясь, что неудача заставит противника отказаться от своей идеи угробить здесь нежеланных гостей.
   Крик заставил Лианис поморщиться. Кхаспид оказался быстрее. Он убил некроманта буквально за мгновение до того, как тот доплел чару, которая нравилась эльфийке даже еще меньше, чем предыдущая.
   - Закончилось, - кивнула головой девушка. Малонародец, исчезнувший из поля ее зрения, как только стало жарко, снова материализовался, бабочкой зависнув возле ее правого плеча. – Только я бы не советовала пока близко к нему подходить, - девушка кивнула на труп. Темные маги имели неприятную традицию оставлять после себя посмертия – особые заклинания, начинающие действовать только после смерти колдуна. И весьма неприятные для тех, кто находится в этот момент рядом с его телом.
   Словно в ответ на предупреждение эльфийки, останки некроманта неожиданно вспыхнули черным пламенем. Осело и погасло оно так же быстро, как и возникло, оставив после мага лишь жирные грязно-серые клочья пепла.
   - Знаете… - задумчиво пробормотала Лианис, глядя на то, что раньше было чернокнижников. – А мне вдруг подумалось, мог ли всего лишь один маг поднять столько немертвых?

0

25

Тело некроманта дёргалось в мусоре и пыли на полу, толчками выталкивая кровь оттуда, где раньше была голова.
- Всё уже кончилось? - раздался за спиной голос Люсьена. Во время заварушки Гвиденьяр вовсе забыл о маленьком проводнике.
- Закончилось, - ответила ему эльфийка. – Только я бы не советовала пока близко к нему подходить.
- Што верно, то верно, - гадоборец взмахом стряхнул с клыча кровь поверженного противника, вытер клинок о его одежду и отступил. В следующее мгновение тело некроманта вспыхнуло чёрным пламенем. Странно, но от пламени совсем не было жара. Через несколько мгновений останки превратились в пепел и прах. Кончиком клыча поворошив пепел, гадоборец ничего не нашёл, кроме сплавившихся и ещё горячих застёжек и пряжек. Тильзит бы не расплавился...
- Divno*...
Взгляд его упал на копьё, на которое опирался некромант. Вложив клыч в ножны, Гвиденьяр подошёл к обронённому оружию. Обыкновенное охотничье копьё, с каким ходят на кабана, добротное древко. А вот наконечник был странным: он был не кованым, а литым.
- Divno...
Гвиденьяр встал возле оружия на колени, закрыл глаза, медленно втянул воздух несколько раз, попытался почувствовать предмет возле себя. Он чувствовал, словно дыру, из которой сквозило, тёмную ауру слева, где был наконечник. Ещё веяло холодом вокруг, но источники было не разобрать - не умел Альг щупать пространство, как его брат, или другие обученные палачи.
- Знаете… - задумчиво пробормотала Лианис, глядя на то, что раньше было чернокнижником. – А мне вдруг подумалось, мог ли всего лишь один маг поднять столько немертвых?
Открыв глаза, Альг перекрестился и взял копьё в руки. Обычное копьё. Если не считать наконечника.
- Могх, - опираясь на него, встал на ноги гадоборец. - Их было-то чатыре, это даже для слабого некроманта просто. Можливо думать, што есче в лесу бродят, але тута погреб есть... - он поднял глаза на наконечник. - Дивный же либр у негхо... Лианис-ава, вы можете магхией огхлядать часовню?

*- Интересно, удивительно (drak.)

0

26

С помощью магического сканирования Лианис обнаружила некий источник энергии в алтарной части часовни. Осторожно исследовав комнату, троица обнаружила, что одна из стенок алтарного престола сломана, и внутрь положен некий ларец. Однако по внешним признакам гадоборец заметил и уточнил, что это не просто ларец, а ракка. Ракка, излучавшая тёмную энергию...
...Через два дня, когда по запросу от барона на место прибыла пара инквизиторов, ракку обследовали, извлекли и вскрыли. Внутри действительно оказались мощи - криптекс с заспиртованным глазом внутри. Который был живым: он беспрестанно вращался, оглядывая окружающих, его радужка реагировала на свет. Ничего подобного никто из присутствующих раньше не видел.
Получив плату за работу, Люсьен, Лианис и Гвиденьяр покинули Плюгавку, отправившись до городка Угодного. Когда же барон Бравес исполнил свою часть контракта, деньги были поделены между партнёрами. Далее дорога хорунжего лежала обратно в Фельросс и на юг - в Альтею, эльфка же направлялась в Норвуд, а малонародцу хотелось посмотреть Север, пока не грянули холода. Здесь их дороги разошлись.

Конец эпизода (24.IX.997)

0


Вы здесь » ФРПГ "Трион" » Отыгранные эпизоды » Богоугодное дело [997 год, месяц Златень]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC