ФРПГ "Трион"

Объявление

Смутный час между волком
и собакой меняет очертания привычного мира. Свет сменяется тенью, форма - мороком, а пение птиц - тихим шипением стали, выходящей из ножен. Лишь одно остаётся незыблемым - люди. Только люди не меняются никогда...
Оказаться не в том месте, не в то время - достаточно паскудный способ добыть себе неприятности. Так сложились обстоятельства...
читать дальше
Довольно известный исследователь-историк, имя которому Рангоригасту Гржимайло, нашел в горах Малого хребта неизвестную доселе шахту... читать дальше
Путь к ущелью К'у и Ла был тернист и долог: недоброжелательные леса духов кишели смертельными опасностями... читать дальше






01.04.18: Неожиданно, и очень символично с точки зрения календарной даты, на форуме появился новый дизайн. ;)






По техническим причинам, мастера не сумели
вовремя заполнить этот раздел. О, ирония...
Предыстория:

Некогда гномья пророчица Валлана предсказала наступление Конца Света и разрушения Мира в 1000 году. Предсказание было небольшим, но настораживающим: «Когда Столпы Равновесия исчезли, Пустота, расправив крылья и выпустив когти, вторглась в Мир. Увлеченные вечными распрями, ненавистью и жаждой наживы, одурманенные ложью Высших, живые создания не заметили опасности, оставаясь слепыми и глухими, потому что не хотели видеть и слышать то, что было им противно. Когда же беда стала столь очевидна, что спрятать ее уже не удавалось, Мир пал в бездну хаоса и завершил Круг Жизни».
Пергамент, описывающий сие событие, неожиданно нашелся архивариусом в одной из закрытых библиотек Северинга. Правда это или нет, и что конкретно имела в виду Валлана, никому не известно — сама пророчица была слишком стара и спокойно умерла, не дожив до нынешних дней и не оставив более никаких сведений.
Гномы посчитали Пророчество слишком непонятным, чтобы сразу начать пугать им жителей Триона, и расшифровать все сами, но, как известно, любые тайны имеют свойство странными путями просачиваться и распространяться среди простых смертных. Вот и Пророчество Валланы стало достоянием гласности, переходя из уст в уста и пугая слишком впечатлительных обитателей всех трех материков Триона. Мало того, в последнее время в Немоне объявилась секта «Видящие Истину» напрямую проповедующая Конец Света и призывающая жителей к покаянию.

Настоящее. 998 год.

Всего два года остается до предсказанного великой гномьей Видящей Валланой конца мира. Империю заполонили лжепророки, обещающие спасение, все чаще слышны голоса некромантов, ведьм и приверженцев разнообразных оккультных сект, поклоняющихся Пустоте. Из уст в уста передаются слова предсказательницы: близок последний час этого мира. Кажется, сам Творец отвернулся от Триона, оставив его на грани хаоса и безумия.
На фоне всего этого немудрено и потерять себя. Как произошло это с молодым императором Велерадом, и без того получившим серьезный удар в виде трагической потери семьи более, чем десять лет назад. Понимая, что власть и порядок в огромной стране удержать становится все сложнее, снедаемый, к тому же, ненавистью ко всем, кто не является человеком и считающий нелюдей виновными в приближающемся Армагеддоне, некогда рассудительный правитель пошел на безумные меры.
Все нелюди в Империи — от светлого эльфа до последнего гоблина — новым указом Велерада объявлены вне закона. Не имеющие ни гражданских прав, ни защиты, они должны покинуть пределы страны или быть переселенными в специально созданные резервации, в противном случае они будут преданы смерти. Гонения на нелюдей объявлены официальной политикой Немона, городской страже, ордену Тюльпана и даже членам ЛИГ вменяется в обязанности, ко всему прочему, арестовывать или казнить (в случае открытого сопротивления) любого представителя нелюдской расы в любом уголке Немона или потворствующего ему человека. Вчерашние соседи могут в любой момент стать врагами.
Новые порядки поставили Империю на грань гражданской войны. К нелюдям и прежде шло враждебное отношение, а ныне, подписанный самим Императором, указ вовсе развязал руки самым отъявленным расистам. Многие поддерживают Велерада в его ненависти, но пограничные аристократы, встревоженные волнениями на границах со степью Орр'Тенн или лесом Сильве, некоторые члены ЛИГ, Академии Магии и Торговой Гильдии, недовольные напряженной политической ситуацией, считают императора опасным безумцем, действия которого приведут страну к окончательной гибели. Выбор между верностью трону и тем, что считается благоразумным, особенно тяжел в преддверии конца мира, но неумолимо близок.
Возмущенные агрессией Немона, представители независимых государств, находящихся в торговых, союзнических или нейтральных отношениях с Немоном, - эльфы, темные эльфы, гномы - в панике шлют сообщения в Неверру и Каторию, будучи практически не в состоянии защитить своих соплеменников в Империи. Воинственные орки, воодушевленные возможностью захвата новых земель, светлые эльфы Довеллы, ведомые волей своей амбициозной ксарицы, остававшиеся доселе в тени вампиры собираются в ожидании падения колосса Империи.

О скипетрах Сильерны (побочная сюжетная ветвь):

Три Скипетра издавна были переданы самой Сильерной эльфийским кэссарям, как самым мудрым представителям из созданных на Трионе рас. Скипетр Заката хранился в Храме темных эльфов в Шьене, Скипетр Рассвета — у Светлых в Довелле, Скипетр Полудня — у лесных эльфов на алтаре в лесу Сильве. Ходят слухи, что когда-то существовал и Скипетр Полуночи, переданный людям, но сведения о нем не сохранились, и легенда осталась лишь красивой легендой, не более. Установленные на алтарях Скипетры поддерживали энергетическую структуру Триона, обеспечивая соблюдение баланса сил, и не давая Пустоте поглотить энергию Теи.
Однако два года назад Скипетры были похищены. Эльфийские кэссари приняли решение утаить истину от подданных и заменили настоящие реликвии на поддельные, пока настоящие не будут найдены и возвращены на место. О сохранности и целостности самих реликвий эльфы не беспокоились, ибо уничтожить Скипетры нельзя - созданы они не простыми смертными ибо несут в себе частичку божественного, но вернуть их требовалось как можно скорее — структура мира нарушилась, Твари Пустоты получили возможность проникать в мир Триона в местах, где ткань Теи истончена, и скопилось много негативной энергии.
Время шло, поиски результатов не приносили, мало того, то здесь, то там стали объявляться неизвестные монстры, нападающие на людей. Кое-кто связывает их появление с изреченным Валланой пророчеством и говорит, что они являются самым явным предзнаменованием надвигающегося конца Света.




01.04.18: Плюшки! Проанализировав последние отыгрыши на Арене и в Сюжетных эпизодах, было принято выделить достижения лучшего, на наш взгляд, игрока! За его смекалку, храбрость и великий потенциал, мы награждаем непревзойденного мастера Огня и Пламени, Диохона, артефактом мифической редкости - Великой Перчаткой...
Повелись? С первым апреля! :3

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ФРПГ "Трион" » Сюжетные эпизоды » "Острое веретено" [Рихельм, Вивьен]


"Острое веретено" [Рихельм, Вивьен]

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

От автора: Маркиз получает тревожное письмо от отца, в котором герцог выражает беспокойство растущим конфликтом в землях одного из своих вассалов, баронессы Ивринн из рода ван Рэдескильд. Старший Тандер призывает сына срочно отправиться на ауденцию к её Благородию, дабы урегулировать ситуацию, пока она не вышла из под контроля. Из письма Рихельму становиться понятно, что леди Ивринн заключила некие договора с мятежными магами, что делает её положение при дворе несколько щекотливым. Чего молодой дворянин не может понять, так это почему его отец, будучи её сюзереном, перекинул бремя ответственности на его плечи. Некогда при дворе ходили слухи о связи старшего Тандера и молодой Ивринн, но Рихельм им презрительно не верил.
Не намереваясь противиться воли отца, младший Тандер пребывает в Алый удел, и задача перед маркизом стоит непростая: молодой человек должен заставить баронессу разорвать договор с магами и остановить раскопки на территории некого храма. Не имея официальных рычагов давления, молодому человеку придётся убедить её Благородие добровольно выдать ему замешанных в сей деятельности лиц, дабы они могли предстать перед герцогом Норвуда. При всём при этом, маркиз крайне не желает портить отношения с домом ван Рэдескильд. Соседствуя землями с Алым уделом, доселе им удавалось сохранять если не дружественные, то по-крайней мере нейтральные отношения, что благоприятно влияло, прежде всего, на торговлю. Рассорившись же, им бы пришлось выяснять отношения не только на суше, но и на море. Но больше всего маркиз в душе опасался не оправдать доверие отца.

Летней резиденцией баронессе служила крепость Ар на мысе Хорэтиу на берегу океана. Сложенное из белого камня, сооружение изначально носило оборонительный характер на случай угрозы со стороны открытых вод. Маркизу так же было доподлинно известно, что в гарнизоне крепости расквартировано элитное подразделение, целиком и полностью состоящие из присягнувших леди ван Рэдескильд рыцарей. Здесь же должен был находиться лагерь обучения для ополченцев и, если верить докладам его людей, штаб разведки Алого удела. Лёгкий бриз доносил сюда запах океана, гул прибоя и резкие крики диких чаек.
Их встреча носила неофициальных характер, а посему протекала не в главном зале, а в небольшом круглом кабинете при личных покоях баронессы. Сопровождал маркиза пожилой и весьма немногословный рыцарь с угрюмым выражением лица, не проронивший по дороге ни одного лишнего слова, за исключением тех, к которым обязывало соблюдение церемониала. Рихельм искренне надеялся, что хозяйка крепости окажет ему большее гостеприимство.
Ивринн ван Рэдескильд, облаченная во всё черное, мрачно глядела в окно. Её огненные локоны были строго убраны наверх и перевязаны полоской грубой кожи, на шее блестел черный жемчуг. Рихельм не дал бы ей больше тридцати, но знал, что ей сорок шесть. Последний раз он видел её при дворе отца, когда ему было всего восемь лет от роду. Конечно, воспоминания оставляют расплывчатые образы людей, но молодой Тандер мог поклясться, что время весьма слабо сказалось на красоте этой женщины. Даже сейчас, когда она казалась усталой и, возможно, захворавшей. В её руке сиял серебряный кубок, который она приложила к губам прежде, чем повернуться на официальное объявление рыцарем маркиза.
- Малыш Рихельм... - склонила она голову на бок, критично всматриваясь в него, когда шаги рыцаря стихли вдали, - Неужели это ты?

0

2

Получив письмо, Рихельм не сильно  расстроился тем, что этот груз свалился на его плечи. Не все же мечом махать, срезая сильвам уши, необходимо время от времени оттачивать исскуство быть убедительным. И как и в каждой дисциплине, физической или умственной, главное здесь - тренировка.
Времени в пути пришлось провести не много, крепость Ар находилась сравнительно недалеко от Орешка и лагеря в Норамарке. Рихельм, в сопровождении своих рыцарей прибыл как на порад, под зелено-червлеными знаменами Тандеров, гладко выбритый, в чистом камзоле и полированных доспехах. Радослав своих людей обживаться в местных казармах и амбарах, сам маркиз первым делом поднялся на стену крепости и взглянул на океан, с высоты мыса утеса он выглядел ещё величавие! Однако, долго любоваться этим зрелищем Дровосек было не под силу, при следующая его всю жизнь морская болезнь дала о себе знать. Сделав последний вздох, втянув в себя соленый воздух, маркиз отправился к хозяйке Алого Удела. Та, как отметил Рихельм, была необычайно хороша собой, что странно, если знать её настоящий возраст.
- Да, это я. Но заверяю вас, миледи, малышом я быть перестал уже давным давно. - Юноша взглянул на баронессу с долей чисто мужского интереса во взгляде. Он долго учился раздавать девушек взглядом так, чтобы никто не заметил, и в этот раз был уверен, что не выдаст себя. - Ваше благородие, позвольте отметить, что лета бегут быстро, но вы становилась только краше.

+1

3

Холодный блеск отразился в мутном первородном алмазе на её перстне: жестом руки, хозяйка крепости Ар и всего Алого удела оборвала речь маркиза. В определенных случаях (а именно - почти всегда), это не нашло бы одобрения и посчиталось бы оскорбительной грубостью. Но большее неудовольствие Рихельм испытал от взгляда женщины, в котором читалась открытая неприязнь, граничащая с презрением.
- Этим утром я похоронила своего сына, - сказала она тихо, холодно, но властно. Голос её дрогнул.
Новость стала для Рихельма шоком: никто не предупредил его, что леди ван Рэдескильд пребывает в трауре по случаю потери своего чада. Это было низостью со стороны сопровождающего его рыцаря, хотя, возможно, тот лишь исполнял свой долг или распоряжения своего сеньора. Как бы то ни было, младший Тандер был поставлен в крайне неудобное положение и не искал оправданий для старого воина, пытаясь найти свои собственные.
- Я не могла оскорбить вас отказом в аудиенции, милорд. Вы же не можете оскорбить мать отказом в праве горевать о сыне. Какие бы ни были причины вашего визита, они могут подождать. Я прошу вас оставить меня наедине с моим несчастьем.
Отвернувшись к окну, Ивринн сделала ещё один глоток из серебряного кубка.

0

4

Жест руки заставил оборвать учтивые приветствия и комплименты. Это разозли маркиза сперва, ведь как эта мелкая баронеска может затыкать самого маркиза. Но причина оказалась веской, и Тандер сразу переменился в лице.
- Прошу простить меня, леди ван Рэдескильд, я был не осведомлен. - Рихельм отступил с поклоном. - Позвольте вырозить соболезнование от меня лично, и от всего дома Тандер. Я вас не побеспокою.
Юноша развернулся и вышел из кабинета. Он направился прямиком о внутренний двор крепости, где все ещё суетились его офицер и воины. Надо бы еще выяснить что тут за дела с мятежными магами, раскопки, все остальное. Надо зайти в местную часовню, думаю, там мне могут помочь. Раз боронство погрузилось в темные делишки, церковь - первое место где поднимится недовольство. По дороге он остановился возле конюшни и окликнул мальчишку- конюха.
- Эй, эй мальчик! Что случилось с сыном твоей госпожи?

Отредактировано Рихельм Тандер (25-07-2016 11:03:21)

+1

5

Смуглый мальчуган испуганно выронил вилы и угрюмо уставился на Рихельма озадаченным взглядом, будто не ожидал от него ничего другого, кроме неприятностей. Похоже, жизнь у него была не сахар, и от взрослых ему редко доставалось что-то получше, чем подзатыльники да недоброе слово. Конюх выглядел совсем растерянным, но ещё прежде, чем Рихельм предпринял очередную попытку его разговорить, его окликнул низкий пожилой мужчина в черных одеждах, опирающийся на деревянную трость:
- Ваше Сиятельство, - произнёс он вежливо, уважительно наклонив голову, подходя к младшему Тандеру - Орфулус Бругд, ваше Сиятельство. Местный законоговоритель. Позвольте поприветствовать Вас при дворе Её Благородия.
Мужчина придерживался важных критериев этикета, говорил учтиво, но при этом старался соблюдать, как показалось маркизу, неформальный оттенок беседы. Несмотря на кажущуюся дряхлость, он весьма живо передвигался, а огонёк жизни в его глазах пылал ярче, чем у бедного конюха.
- Не соблаговолит ли Его Сиятельство присоединиться к старику в его скромном намерении совершить прогулку по парку?

0

6

Бедняга конюх, маркиз знал как с людьми низкого сорта обходятся в подобных уделах. Да что там уделы, богатые замки и даже конюшни сталицы славились тем, что всяк, кому не лень мог обидеть простолюдина, будь то старик, женщина или ребёнок. Видать, и этот парень не исключение. Маркиз готов поклясться, что заметил на его руках пару смачных сиреневых синяков и ссадин. Да, печальна учесть черни, но если бы не они, вся власть дворянства, их богатство и слава канули бы в бездонную пропость. Именно на этих бедняках все и держалось, на их покорности и отсутсвии "благородства" в их крови. Так заведено, это естественный порядок вещей. А любой, кто будет не согласен, попытается противоречить этим догматам, или, не дай Триединый, устроит бунт - будет казнен у собратьев нищенок на глазах.
Рихельм вздохнул от своих противоречивых мыслей и устало улыбнулся. Вскоре подошёл пожилой мужчина с тростью и предложил прогулку по парку. Тандер-младший кивнул, поприветствовав в ответ, как положено по этикету, человека преклонного возраста.
- Одно мгновение, уважаемый. -  Юноша шагнул на встречу пареньку, скрывающегося в тени конюшен и кинул ему в руки медную манету. - Пойдемте.
- Ого-оо, "детинка"... Спасибо, Ваше Сиятельство! - послышались сзади.

Отредактировано Рихельм Тандер (30-07-2016 18:21:35)

0

7

Сад Её Благородия был расположен над крутым обрывом мыса Хорэтиу, что открывало потрясающий вид на широкие водные просторы Мирового Океана. Это был образцовый пример садово-парковой архитектуры, выраженный в четком соблюдении пропорций золотого сечения и искусной обработке камня. Здесь, в тени переплетающихся с высокой колоннадой деревьев, часто решалась судьба всего Алого удела, а так же близлежащих к нему земель, и посему лишь немногие привилегированные имели честь ступать по его аллеям. Законоговоритель Орфулус Бругд был одним из немногих.
- Ваше Сиятельство озадаченны чем-то? - вкрадчиво поинтересовался мужчина, останавливаясь, чтобы убрать пот со лба небольшим носовым платком.
Вокруг не было ни одной живой души, и это, как показалось Рихельму, было неспроста. Казалось очевидным, что прогулка по парку была лишь предлогом, ведущим к этому разговору, и от того, как дворянин разыграет свои карты, зависело многое.

0

8

Юноша держался с достоинством, он мерно ступал по аллеям сада, любовался его красотой и вдыхал такой непривычный морской воздух со спокойной улыбкой. От запаха соленых вод самую малость кружилачь голова, возможно, это напоминало ему о том, что в лодках его укачивает и тошнит. Такая ассоциация внезапно нагоняла на молодого человека ощущение тревоги, но тем не менее, он не подавал виду.
Сделать вид всего один раз что засмотрелся на какую-то цветущую зеленью арочку хватило, чтобы заметить что парк пуст, и за ними никто не следует. Тандер младший начал разговор издалика.
-- Почтенный Орфулус, давно ли вы служите при леди ван Рэдескильд? А в Алом уделе вообще?
- Ваше Сиятельство озадаченны чем-то? - Спросил взмокший от усилий при подъёме в гору старичок. Его голосу вттрил крик диких чаек, пронесшихся над головами прогуливающихся. Рядом оказалась скомья и Рихельм протянул в её сторону руку, предлагая сопровождающему его законоговорителю отдохнуть. Так ой напускной интерес был ожидаемым, и потому, задал ожидаемый вопрос.
- Что произошло с сыном Её Благородия? Неловко вышло, мне даже об этом не сообщили...

+1

9

- В должность я вступил... Ох, простите старику его дряхлую память... Шесть лет? - Задумался старик, одобрительно кивая на предложение маркиза присесть. - Да, шесть лет назад я взял на себя бремя ответственности за решение юридических вопросов Её Благородия. До этого я исполнял обязанности местного городского судьи. Здесь же, в Алом уделе.
Рассказывая об этом, старик держал руки на изголовье трости и мерил своим пронзительным взглядом бескрайний горизонт, бесподобно открывающийся с этой обзорной точки. Когда младший Тандер коснулся щекотливого вопроса, связанного со смертью сына леди ван Рэдескильд, законоговоритель некоторое время хранил молчание, но взгляд его опустился на каменные мощения, поросшие травой.
- Боюсь, ваш приезд сопроводили ужасные события, пошатнувшие всех нас. Сын леди Ивринн погиб при тревожных обстоятельствах на охоте. Его тело было доставлено в крепость вчера днём. Сегодня утром он был похоронен. Такой молодой... наследник... ужасная потеря. Скорбь будет жить в сердцах людей ещё долго, и не угаснет никогда в материнском сердце. Мне жаль, Ваше Сиятельство, что ваш визит омрачен столь горьким образом, я полагаю, Вас привело сюда нечто важное?

0

10

-Да, шесть лет назад я взял на себя бремя ответственности за решение юридических вопросов Её Благородия. До этого я исполнял обязанности местного городского судьи.- Молвил старик, присаживаясь на искусно вырезанную каменную скамью. Маркиз не долгое время стоял рядом, провожая взглядом пархающих в небесной выси чаек. Кругом была неописуемая красота, сложно поверить что это место практически граничит с гиблыми топями севернее Норамарка, там, вместо садов и аллей, только туман, вонь гнилья, опасность и смерть...
- Бремя, говорите? Отчего ж, для многих это стало бы привилегией, приделом мечтаний? "Тёплое" местечко под боком баронессы, прочие судьи не прочь бы поменяться с вами местами, почтенный Орфулус. Разве я не прав?- произнёс маркиз, присаживаясь рядом, головокружение заставило его подстраховаться и прижать зад, покрытый ламинарной броней , к удобному камню скамьи.
- Да дарует Триединый леди Ивринн успокоения, а её сыну укажет путь к своим объятьям. Бедная женщина, воистину не благоприятное время выбрал мой отец, призывая меня сюда. - Тандер склонил голову, в знак почтения, когда говорил о Триедином и покойном наследнике. - Раз вы сведущ над делами её благородия, вы должно быть и сами догадываетесь, почему я тут? Верно ведь?

+1

11

- Несомненно, я счастлив служить Её благородию и премного благодарен Творцу, который на закате лет наградил меня за мои скромные труды и веру этой честью. Но вместе с тем, он возложил на мои плечи огромную ответственность, доверие, которое я не могу позволить себе не оправдать. Вы согласны со мной, Ваше Сиятельство?
Лёгкий ветерок принёс свежий запах морской воды. Последний вопрос дворянина, к его удивлению, не застал пожилого законоговорителя врасплох. Тот лишь скупо улыбнулся, продолжая глядеть в даль:
- Догадки у меня имеются, Ваше Сиятельство, но позвольте скромному служителю закона не утомлять вас с дороги их обилием, ведь этим я рискую отнять у вас слишком много ценного времени. Хоть я и должен признать, что в мои годы, каждая минута, проведённая в этом саду, всё равно, что благословение.
Старик ненадолго замолчал, наслаждаясь шумом листвы и отдыхом. Рихельм не мог раскусить, какие мысли скрывают его прикрытые веки, но выглядел он довольно искренне и впечатление оставлял о себе положительное. Слишком положительное для человека его должности.
Словно очнувшись из небытия, старый служащий задумчиво обратился к маркизу:
- Дело, которое привело Вас ко двору Её Благородия... Насколько срочным оно является?

0

12

Рихельм слушал старика, и сочувствовал ему. В его тоне, как показалось маркизу были некоторые нотки усталости, что конечно можно объяснить возрастом, обреченности или ещё чего-то, что молодой человек не вполне мог объяснить. Быть может, это только так чудилось, а может и нет.
- Конечно, доверие оказанное вам велико, и ваша признательность за это достойна высших похвал. Но есть кое-что, куда важнее - это долг и преданность. Преданность подчиненных воссалу, воссалов - герцогу, герцога - императору, и всей стране в целом. Когда восстал совершает что-то, противоречащее закону, заветам или совершает что-либо, способное подорвать мир и благополучие империи, те кто находятся возле него обязаны принимать меры. Понимаете, к чему я клоню?
Маркиз тяжело вздохнул и привстал, обведя взглядом сад ещё раз, чтобы убедиться, что они по прежнему наедине.
- До меня дошли тревожные слухи, мол в этой самой части земель моего любимого батюшки созревают какие-то волнения среди населения и двора. Вам известно что-нибудь об этом? Уверяют вас, дело срочное, раз я уже тут.

0

13

Законоговоритель на некоторое время задумался, поглаживая серебряные нити короткой бородки.
- И если одно звено лопнет, вся цепь станет непригодной... Мне кажется, я понимаю, к чему клонит Ваше Сиятельство, правда судить больше приходится по собственным выводам и наблюдениям: ваш отец подозревает, что при дворе Её Благородия пустил корни вредоносный сорняк, который надобно вырвать прежде, чем он осквернит всё древо, - старик некоторое время смотрел Рихельму в глаза, многозначительно кивая. - Однако я должен заверить Ваше Сиятельство, что под правлением леди ван Рэдескильд Алый двор, в кой-то веке, плодотворно уживается с обычным населением, восстаний среди людских масс давно не было, да и внутри Двора царит мир, за которым строго наблюдает Её Благородие глазами многих своих подчинённых. Возникают, конечно, конфликты и непредвиденные ситуации - куда уж без этого, но ничего критически-масштабного, чтобы скромные служители Удела с этим не справились. Но одно дело - заверения старика, вам же убедиться необходимо самому, и тут мы подошли к главному вопросу: с какой именно целью отец прислал Вас в Алый удел? Я хоть и скромный раб бумаг при дворе её Благородия, но некую власть имею, и, заверяю вас - способен докопаться до сути дела, если вы только укажете мне, в какое направление устремлён взгляд герцога Норвуда?

[Продолжаем.
:)]

0

14

Рихельм давно уже понял, что законник не глуп. Да и как, простите, можно быть глупым, имея такой опыт за спиной, да еще и проживая при дворе высокопоставленных лиц. Каждый такой двор казался маркизу отдельным клубком шипящих друг на друга, а иногда и на другие клубки, ядовитых змей. Дело ясное, что говорить учтиво и делать участливый вид в разговоре с сыном герцога - долг каждого, кому дорога голова на плечах, но вот стоит ли верить всем этим речам и обещаниям? Место это, Алый удел, Рихельм почему-то всегда объезжал стороной, потому оно для него было новым, а люди - незнакомыми. Лишь Творец единый знает, какие помыслы руководили словами и действиями каждого из присутствующих в резиденции лиц. Налюбовавшись видом вдоволь, маркиз поднялся и подал руку старку, чтобы оказать ему помощь. Вопрос о взгляда отца он проигнорировал, посчитав, что уже сказал слишком многое этому, можно сказать, незнакомцу.
- А что это за странные обстоятельства повлекли такую скорбную и скоропостижную утрату бедного Уолтера? Как вы знаете, я большой любитель охоты, и честно говоря, плохо представляю, что в этом не хитром делом может статься не так.
Они прохаживались в обратном направлении. Потихоньку юноша начинал привыкать с солёному воздуху, утешая себя мыслями, что он всё же стоит на твёрдой земле, а не качается на борту какого-нибудь судна. Вскоре сомнения по отношению к Орфулусу померкли под натиском желания найти здесь хоть какого-нибудь союзника или единомышленника, потому, наследник северных земель решил слегка намекнуть старцу перед самым выходом из сада.
- Я слышал, здесь где-то был обнаружены древние руины какого-то храма. Я хотел бы на них взглянуть, и посмотреть как ведутся работы по изучению архитектуры древних... Но это позже. От этого волнения в животе, связанном с близостью к морю, я немного проголодался.

0

15

Законовоговритель не мог не обратить внимание на то, что его вопрос не был услышан, но единственным правильным в его положении ответом было тактично промолчать.
- Хладнокровно застрелен из лука, - ответил Орфулус на вопрос младшего Тандера, - Между нами, юноша обладал порою не сдержанным темпераментом, но его сердце находилось на правильном месте и всегда стремилось к добродетели. Не могу представить, чтобы кто-то из тех, кто знал Уолтера, намеренно мог желать его смерти. Склоняюсь, что это был случай - роковое стечение обстоятельств, по которому он оказался в ненужном месте, в ненужное время. К несчастью, нам так и не удалось узнать, что произошло на самом деле, - убийца так и не был схвачен, сумев скрыться в тамошних лесах от погони. Прочесывание округи не вывело нас на его след, он... будто сквозь землю провалился.
Они уже почти дошли до каменной арки, с которой начиналась витиеватая тропинка сада, когда маркиз занял главный интересующий его вопрос.
- Вы слышали, - улыбнулся старик. - У вас удивительно тонкий слух, ваше Сиятельство.
Немного помолчав, законоговоритель, замерев, будто в последний раз наслаждается прекрасным видом, осматривал цветущие кусты диковинных растений, названий которых Рихельм и знать не знал.
- Подобное открытие действительно было совершенно некоторое время назад, - оторвался он наконец от затянувшегося созерцания, - но раскопками, с позволения леди ван Рэдескильд, руководит местная гимназия магов Алого Удела. Некоторых бумаг, разумеется, касается моё перо - но в тонкостях протекающей там деятельности, за исключением её Благородия лично, вы можете узнать лишь у мэтра Кертьяльвальда.

***

[Вивьен: Морской переход занял больше времени, чем девушке хотелось бы провести вне суши. Местом назначения являлся Штильхавен - портовый город под мысом Хорэтиу, на котором была возведена резиденция местного барона, крепость Ар. Основной задачей по прибытию было заручиться поддержкой городского арбитра, служителя Столаса, вручив ему письмо от его капитана - поддельное, разумеется, но девушка и не намеревалась задерживаться в этих местах достаточно долго, чтобы дать дону арбитру возможность проверить подлинность рекомендаций, если тот проявит удивительную осторожность. По легенде, отравительница должна была представиться последовательницей Гаала Лена - целительницей, посланной на службу в Штильхавен. Подобное прикрытие распахивало двери во многие дома и позволяло скрыть смертельные яды под видом лечебных настоек. Следующим шагом было ожидание, пока агент Дома не свяжется с ней, напрямую или косвенно - крайне неудобная мера предосторожности по мнению девушки, а впрочем, в духе всего приключения для привыкшей к комфорту собственных стен Вивьен. Но приказы Королевы не обсуждаются. Высадившись на каменную набережную, девушка сразу отправилась в городской храм.

Рихельм: Спуск к городу по вырубленной лестнице был хоть и значительно короче проложенной в обход дороги, но приятным его назвать можно было лишь с огромной натяжкой: приходилось внимательно смотреть под ноги, чтобы не свернуть шею, покатившись по крутому склону вниз. И, как это нередко бывает, уже почти в самом конце пути, один из сопровождающих Тандера мужчин оступился, получив незначительную травму - вывих левой конечности. Горе-скалолаза пришлось взять под руки; благо, не маркизу лично. По случайному стечению обстоятельств, раненому повезло - церковь в Штильхавене, куда они держали путь, могла поспособствовать его скорейшему выздоровлению, и если не лекарем, то хотя бы молитвой.]

Яркое, палящее солнце освещало дубовые врата храма, в которые девушка терпеливо, но настойчиво постукивала металлическим кольцом на протяжении последних нескольких минут. Никто не торопился их открывать, да и сам факт того, что церковь была закрыта посреди белого дня внушал некое... недоверие к ситуации. Вскоре Вивьен оказалась не единственной, кому нужно было попасть внутрь: ко главному входу приближался отряд мужчин, одного из которых, явно раненного, вели под руки...

0

16

Юный Тандер скакал по ступеням, вырубленным в скальной породе аки горный козёл, ему редко удавалось быть не в лесистой местности, посему проверка собственных навыков пришлась кстати. Добравшись с сада до резиденции её Благородия, Рихельм распрощался с законоговорителем и поднял несколько своих офицеров и троих солдат, один из которых держал на поводке Ворчуна, верного охотничьего пса, принадлежащего маркизу. В сопровождении такой охраны, он и отправился вниз, в город. Ему было любопытно посмотреть на местных жителей, их быт, и прочие аспекты жизни. Но самое главное - посетить местную церковь. Когда дело окрашивается магией, первые недовольства возникают именно там. Как это часто бывает, один из сопровождающих Тандера оступился, спускаясь по влажным, поросшим мхом степеням, и под тяжестью стальной брони скатился вниз, повредив ногу.
- Ну и что это такое? Харви, давай сюда Ворчуна, цепляй этого недотёпу на плечо и пошли. - Маркиз принял поводок и продолжил спуск, мысленно браня подчиненного. Как он будет выглядеть в глазах остальных, когда его воины падают на ровном месте? - В Штильхавене тебя подлатают.
Под дружный смех рыцари вошли в город. Виной неконтролируемых эмоций был рассказ одного из офицеров Рихельма о том, что где-то неподалёку, в водах великого океана, близ берега водятся полулюди-полурыбы, и еще что-то про невероятно больших крабов. Юноша тоже посмеялся от души, назвав офицера глупцом, но будучи человеком малость суеверным, решил что к воде он не ногой. Подойдя к храму, Рихельм еще на расстоянии понял что дверь закрыта, а некая дама у входа пытается попасть внутрь уже какое-то время, обернувшись к раненому и тому кто держал его, парень скомандовал.
- Ладно. Харви, неси его обратно. - Так же он похлопал подранка по плечу. - Вали и выздоравливай, не позорь меня своим беспомощным видом.
- Виноват, Ваше Сиятельство! - Ответил боец и, при помощи товарища, поковылял в обратную сторону.
- А я пока разберусь здесь. В чём причина, почему я должен откладывать свою дневную молитву? - Сын герцога направился к воротам в храм, все еще держал пса на поводке. Тот же, как только приблизился к девушке сразу стал её обнюхивать. - Ворчун, фу! Подержите его.
Он передал поводок оставшимся людям и взялся за кольцо на второй двери, а затем и постучал.
- Прошу простить за зверя, миледи. - Произнёс он слегка улыбаясь, - Давно тут стоите? Почему здесь закрыто?

+1

17

"Ведь могли же найти кого-нибудь поближе! Чтоб не тащиться в такую даль! На другой конец континента! Неизвестно из-за чего!"
Девушка возмущалась про себя, когда получила задание. Возмущалась, пока собиралась. Пока прощалась с дочерью. Пока слонялась без дела на корабле. И вот теперь, наблюдая, как корабль входит в порт, проклинала все на свете еще раз.
"Бесполезная трата времени! Просто возмутительно!"
Вивьен нервно щелкала пальцами, размышляя о том, насколько долго ей придется задержаться в этом городишке. Она, конечно, перед отъездом успела раздать указания по поводу заказов на ближайшую неделю, поставила одну из заслуживших ее доверие мастерицу за главную, но все равно переживала. Все дела мастерской всегда шли через ее руки и суровый надзор. Утратив теперь нити контроля, девушка чувствовала себя крайне неуютно. А ведь она может задержаться больше, чем на неделю!
Ужаснее всего, это то, что она сама не знает, что должна делать здесь. "Оставаться здесь, пока не свяжутся", очень многообещающе! Вивьен терпеть не могла покидать свое гнездо, где знала каждый угол, и считала, что на своем месте куда полезней, чем "в поле". Многое ли она сможет сообразить здесь, из подручных средств? Конечно, она везла с собой целый сундучок со всяким крамом, заранее готовила смеси, но никогда не угадаешь, что конкретно тебе понадобится. Вивьен любила свои зелья. Готовила их изобретательно, если могла, подстраивала под конкретную жертву. В этом было наслаждение, своеобразное искусство.
"Пускай. Поговаривают, в экстренных моментах придумываются самые изобретательные вещи. Вот и проверим".
Перед сходом на пристань, Виви еще раз проверила свой багаж. Одна сумка со сменным комплектом белья, платьем и мелкими вещичками. Сундучок с алхимическими реактивами. Там же в идеальном порядке - готовые склянки и баночки, пинцеты, пипетки, иглы. Зелья, что она всегда держит при себе. Один эликсир для остановки крови и заживления открытых ран. Еще один - от желудочных болезней (хотя его попробуй еще проглоти, омерзительный вкус). И одна мазь для заживления внутренних ранений. Для начала ей хватит, дальше по ходу сообразит. Лечить Вивьен не любила, бесполезное занятие. Ведь все однажды умрут. Но гааленик - неплохое прикрытие для ее профессии. Она даже бинтов раздобыла по такому случаю.
Девушка осторожно спустилась по трапу, оглядывая раскинувшийся перед ней город. Из-за близости к морю он выглядел куда свежее и бодрее ее родного Изуриума, прохладный воздух нагонял здоровый румянец на светлом женском личике. Скалы эти, опять же, достаточно живописны... "Ладно, здесь, по-крайней мере, не ужасно," - выдохнула Виви и, высматривая высокие крыши местного храма, направилась вглубь по запутанным улицам. Несколько раз заблудившись и как минимум пять раз спросив дорогу, она наконец оказалась перед храмовыми воротами, успев запыхаться и подустать от веса своей поклажи. Ей хотелось поскорей мило поулыбаться этому дону Столасу, покончить со всеми формальностями и где-нибудь, желательно в месте почище, наконец присесть.
Но на ее пока еще дружелюбное терпение ответом было молчание. Несмотря на то, что она стучала уже достаточно долго и настойчиво. Девушка прислушалась, но никакого шевеления за воротами не уловила.
"Почему этих святош никогда не бывает именно в тот момент, когда они нужны!"
Вивьен раздраженно топала ножкой в аккуратной кожаной туфельке и хмуро поглядывала на запертые двери до тех пор, пока к ним не стала приближаться группа каких-то мужчин. Солдаты, победнее и побогаче. Еще одного тащат с собой. И еще один в этой группе, помоложе, тоже в доспехе, но другом. Вивьен сразу оббежала наметанным глазом его наряд. Меховая накидка, крой не самый модный, зато добротный. И что-то вроде сюрко с незнакомым ей гербом. Какой-то местный дворянин?..
С ним была собака, она, кажется, первая кинулась к девушке. Виви опасливо подхватила юбки, отстраняясь от пса. Не изорвет, так измажет! И почти не прерывая первого движения, учтиво, но неглубоко склонила голову перед молодым человеком. Кажется, он даже младше ее, почти мальчишка!
- День добрый, милорд. Ничего, это пустяки, - сдержано улыбнулась Вивьен. - Около... десяти минут, я полагаю. Похоже, что никого нет. У вас тут часто церковники запирают свои обители? - она захлопала ресницами, но тут же перевела взгляд на того мужчину, которого уносили солдаты. - Кажется, ваш спутник ранен? Я занимаюсь целительством, возможно, смогу помочь?
"Только переводить эликсиры непонятно на кого..." Но, возможно, этот юноша как раз и сможет замолвить за нее лишнее словечко перед арбитром, а к ней будет еще меньше вопросов.

Отредактировано Вивьен Рунес (22-12-2017 00:19:22)

+2

18

Маркиз стоял мерно постукивая кольцом о ворота. Он не мог себе позволить долбить со всей силы, всё же то было священное место, а мудрецы, преисполненные волей творцы и впрямь могут себе позволить небольшую задержку. Так думал юноша, смиренно улыбаясь, пока девушка, повстречавшаяся ему у ворот не сообщила о том, что ждёт уже порядочно долго.
- Похоже, что никого нет. У вас тут часто церковники запирают свои обители?- Поинтересовалась она. Большое количество багажа и вопросы, мягко говоря странноватые, для северной части империи, выдали в ней не здешнюю. Рихельм отпустил таки злосчастное кольцо, и потирая подбородок, оглянулся вокруг, будто бы он пытался взглядом найти хоть кого-то в рясе, походившего на священнослужителя. Но его размышления прервало новое заявление леди, находившейся по-прежнему не подалёку.
- Кажется, ваш спутник ранен? Я занимаюсь целительством, возможно, смогу помочь?
Тандер младший оглянулся на Вивьен, после чего окликнул не далеко ушедших солдат. Те поспешили назад, раненого усадили на ступени, прямо перед леди, предложившей свою помощь. После созерцания своего бойца развалившегося на камне храма, тянущего подвёрнутую ногу какой-то женщине, чтобы та избавила его от боли, Рихельм тяжело вздохнул. Какой позор, однако делать нечего. Пока длился процесс первой медицинской помощи, рыцарь шагнул чуть подальше от ворот и окинул взглядом всё строение.
- У нас тут не часто, поверьте, леди. А вот как конкретно тут - сейчас и выясним. - Он выпрямился и чинно скомандовал. - Обойти Храм, найти другие двери, постучать, вежливо сообщить о моем прибытии! Харви, поди и спроси местных что происходит.
- Будет исполнено, Ваше Сиятельство! - отозвались подчиненные и не мешкая отправились на врученные им задания. Два офицера с разных сторон пошли вдоль стен храма, а офицер Харви прошёлся по всей площади, общаясь с челядью, периодически указывая пальцем на здание, у ворот которого находилась компания.
- Как только сможешь ходить - вали на утёс! Или я..! - Прикрикнул юноша на раненого воина, но вовремя сообразив, что они не одни, сразу же поменял тон. На мгновение могло показаться, что у молодого человека даже  дрогнула рука, будто бы он хотел замахнуться на товарища по оружию.- Спасибо за вашу помощь, сколько я вам должен? Я настаиваю.

Отредактировано Рихельм Тандер (22-12-2017 02:05:33)

+1

19

Молодому дворянину так никто и не открыл. Видимо, здешним церковникам и правда было не до визитеров, сколько бы юноша не утверждал обратное. Впрочем, Вивьен не так уж и была удивлена. От столицы далеко, совсем не тот поток приезжих людей, а свои и подождать могут.
Хотя, конечно, это наглость. Провинциальная наглость, но ничего не поделать.
Раненого мужчину приволокли к ней поближе, задрали штанину. Девушка едва удержалась, чтобы не скорчить гримасу отвращения. Мастить ноги каким-то солдатам ей не улыбалось. Но выхода нет, сама вызвалась.
"Переживу как-нибудь".
Вивьен опустилась рядом, осмотрела ногу. Покраснела, припухла. Розочка попробовала чуть подвигать ее - откликом ей был болезненное оханье раненого. Ну, хоть ничего непонятного, просто вывихнул. Кажется, даже вправлять особо не надо.
Довольная Виви подтянула к себе сундучок, открыла его так, чтобы солдаты не сильно видели содержимого, и достала оттуда баночку с готовой мазью. Бережно зачерпнула, растерла быстрым движением по часовой, как всегда растирала настойками спину больной дочери по зиме. Жирная смесь чуть поблескивала, мерцая на солнце, и холодила кожу на свежем морском воздухе. Девушка отыскала у себя в багаже бинты и максимально аккуратно перемотала ногу. Особо мастерски она это делать не умела, но вроде ничего, держалось плотно. "Обойдется и этим".
- Повязку не снимайте. Заживет за день примерно, завтра к полудню уже шагать будете, - максимально спокойно оставила указания Вивьен и, уложив баночку обратно на место, выпрямилась, предоставляя дальше солдата его товарищам.
Тех, правда, осталось уже не так много, часть разбежалась по указаниям этого юноши. Тот и сейчас, раздраженный, оглядывал улицы, выискивая кого-то. Узнать бы хоть, кто это. Какие только связи не пригождаются!
- Что вы, не стоит, я ведь сама предложила помощь. Если вы сможете поскорей найти дона арбитра, это будет лучшей наградой для меня, уж больно долгим был путь, - девушка сдержано улыбнулась. - Кстати, я могу узнать, с кем имею честь говорить?..

+1

20

В глазах молодого рыцаря было много благодарности девушке за её ласковую заботу: его покрасневшее лицо и взгляд выдавали крайнее смущение, но так же он был и немного раздосадован тем, что вызвал гнев своего сюзерена такой нелепой оплошностью. Неуклюже слепив некое подобие благодарственной речи, типичной для доблестных мужчин в увесистых доспехах, юноша попытался встать максимально непринужденно рядом с другими воинами.
К счастью, вниманием маркиза почти полностью завладела целительница. В ответ на её вопрос, Рихельм, недоумевая, глянул девушке в глаза, затем на свою грудь, где красовалось вытесненное в изображение древа, пораженного молнией, указал на герб ладонью и с улыбкой произнёс:
- А, ничего такого, всего лишь местный маркиз. - С некоторой усмешкой, юноша приветственно склонил голову. - А вы, как видится, недавно приехали? Рад приветствовать вас на землях моего отца, мисс...
- Ваше Сиятельство, - обратил на себя внимание Харви, первым вернувшийся с разведки, - Местные говорят, что врата храма были заперты накануне вечером, и не открывались с тех самых пор. Глашатаи не проронили об этом ни слова. Никто не видел, чтобы монахи покидали стены святилища - а значит, должны находиться внутри и сейчас. Причетников же сразу распустили по домам, не растрачиваясь словами на объяснения. Также, одна из торговок заверяет, что собственными глазами видела, как накануне ночью несколько фигур в плащах покидали божий дом через боковой вход, но вторая лавочница назвала её... с позволения... брехлом.
- Ваше Сиятельство! - раздалось позади офицера. Взглянув тому через плечо, маркиз увидел возвращающихся с осмотра территории рыцарей, ведущих под руки явно недовольного этим обстоятельством монаха. Происходящее начало привлекать внимание немногочисленных местных, оказавшихся поблизости.
- Да как вы посмели..? - Начал было священнослужитель, но, завидев фигуру маркиза и его одеяния, немного изменился в лице, а тон, хоть всё ещё и не очень приветливый, стал немного сдержаннее. - Это крайне возмутительно - насильно вытащить слугу Творца из храма божьего!

0

21

Маркиз сердито глянул на солдата, которому была оказана медицинская помощь. Ничего, с ним он еще успеет разобраться. Этот неповоротливый недотёпа будет тренироваться больше всех остальных, бегать через полосу препятствий и взбираться на горы, чтобы потом молниеносно с них спускаться. Будет знать, как падать на ровном месте. Солдат, к слову, прекрасно понимал что его ждет, и морально уже готовился к изнуряющим тренировкам. Были в этом мире лояльные правители, которые подавали руку упавшему союзнику, были и те, что казнили слабых на месте. Рихельм же предпочитал делать так, чтобы подчиненные никогда больше не совершали своих ошибок, тренировал их, делая сильнее, выносливее, и даже умнее, если того требовал их ранг или ситуация. Однако, именно сейчас для этого время было более чем не подходящее.
- Ваше Сиятельство, - Отвлёк его офицер Харви, перенимая внимание на себя. Он вернулся с обхода площади и доложил о том, что удалось узнать. - Местные говорят, что врата храма были заперты накануне вечером, и не открывались с тех самых пор. Глашатаи не проронили об этом ни слова. Никто не видел, чтобы монахи покидали стены святилища - а значит, должны находиться внутри и сейчас...
Тандер младший поднял голову, всматриваясь в серое, затянуто облаками небо в попытках найти солнце, чтобы определить который сейчас час.
- Что, и до сих пор закрыты?
- Также, одна из торговок заверяет, что собственными глазами видела, как накануне ночью несколько фигур в плащах покидали божий дом через боковой вход... - Хотел было продолжить офицер, но юноша его прервал жестом руки.
- Благодарю за отчёт, офицер. Сплетни торговок никому не интересны.
- Ваше Сиятельство! - Раздался уже чуть поодаль знакомый голос. Рихельм повернул взгляд  увидел своих людей, ведущего под руки человека в рясе, монаха, и явно недовольного.
- Если вы сможете поскорей найти дона арбитра, это будет лучшей наградой для меня, уж больно долгим был путь.
- Что же, удача на вашей стороне, леди, потому как нам, видимо, по пути. - Откликнулся маркиз и снова повернлся к солдатам, ведущим священника. - Что вы творите?! Я сказал - вежливо! Немедленно отпустите его! Прошу прощения, уважаемый. Никто и не думал посягать на вас, и уж тем более на божий храм. Но вот... Ваши двери по какой-то причине "заклинило", и, к несчастью, именно в тот момент когда я намеревался предаться дневной молитве. - Он мельком глянул на целительницу. - И повидаться с почитаемым доном арбитром. Так скажите мне, почему в столь раннее время врата храма закрыты для прихожан?
Заметив взгляды прохожих Рихельм многозначительно откашлялся в кулак и предложил:
- Может, мы все же войдём внутрь?

0

22

Что ж, видит Творец, в геральдике она разбиралась слабо. Ну, дерево и дерево, чего только не придумают... Выдумывай она себе герб, там бы точно было что-то поизящней...
"На землях отца?... Это ведь Норамарк, верно? В Норамарке у нас, если память мне не изменяет, герцог Тандер, а это, выходит, Тандер-младший? Как любопытно", - довольно отметила про себя Вивьен. Ее порадовало, что сама она так и не успела представиться, зато теперь знала в лицо еще одну знатную особу. Это могло пригодиться в будущем.
Тут, громыхая доспехом, подоспел мужчина с новостями. С очень странными новостями. Всегда, когда просто так запирают центральный храм в городе, должно случиться что-то чрезвычайное. И госпоже Рунес не нравилось, что это что-то должно было произойти именно в дни ее вынужденного тут пребывания.
"Но кто-то все-таки был за воротами! Не отзываться никак на стук - просто наглость! Куда катится этот мир..."
- Благодарю за отчёт, офицер. Сплетни торговок никому не интересны, - отрезал маркиз.
Но вот Вивьен никогда не недооценивала слухи. Только начнешь, сразу выбьют почву у тебя под ногами какой-нибудь обычной глупостью, доведенной до абсурда. Хотя можно использовать их и в обратную сторону. Прекрасная вещь.
Поэтому девушка не пропустила мимо ушей слова солдата о неких личностях, покинувших храм под покровом ночи. Будут ли эти тайны ей палкой в колеса или же каким-то посторонним происшествием?
"Просто так церковники не запираются. Слишком уж это откровенно и подозрительно. Боятся чего-то? Связано ли это с моим делом?" Виви решила поменьше говорить и побольше слушать, что, впрочем, предпочитала делать всегда.
Тут же подошли еще солдаты, волоча кого-то из служащих в храме. Зрелище уморительное, признаться. Девушка бы даже улыбнулась, если бы легенда и ситуация позволяли. Пришлось изо всех сил держать уравновешенное, слегка обеспокоенное выражение лица.
Но, по крайней мере, юноша стал задавать правильные вопросы. Она пока тихо отмалчивалась, ведь вытягивать из церковников ответы - это вне ее юрисдикции. Такая набожность со стороны молодого маркиза была очень уж неубедительной, да и ходят ли на дневную молитву в доспехе и в сопровождении солдат?
"Ах да, провинция..." - вовремя мелькнула у Виви мысль. Когда под боком лесные эльфы, наверняка и три раза на дню молиться будешь.

Отредактировано Вивьен Рунес (25-12-2017 21:39:22)

0

23

- Нет, нет, и ещё раз - нет! Никто не войдёт внутрь: врата Храма закрыты для посетителей, сколь бы благородного происхождения они не были! - покачал головой монах, отмахиваясь руками от слов юного Тандера, будто от назойливой мухи. В его словах не было ничего, что могло бы оскорбить высокорожденного дворянина, однако интонация в голосе священнослужителя говорила о полной бескомпромиссности.
Любопытных местных вокруг становилось всё больше, но никто не пытался рискнуть подойти слишком близко к разговаривающим. Сложно было сказать, чем именно они были заинтересованы: новостями о причинах закрытия храма, предполагаемым конфликтом между церковью и дворянством, или чем-либо ещё - но толпа зевак становилась всё гуще.
- Если у благородного господина есть дело дону арбитру, то он пришел в совсем неподходящее для этого время: служителя Столаса нет сейчас на месте. Если вопрос является безотлагательным, то найти дона арбитра можно в местной гимназии, что находится севернее, не доходя два квартала до ворот города. Ежели вашему Сиятельству необходима дневная молитва - в городе можно найти одну из нескольких часовен. Боюсь, это всё, чем я могу помочь, и если ко мне больше нет вопросов - я бы предпочел вернуться к своим неотложным обязанностям...

0


Вы здесь » ФРПГ "Трион" » Сюжетные эпизоды » "Острое веретено" [Рихельм, Вивьен]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC